Вы на НеОфициальном сайте факультета ЭиП

На нашем портале ежедневно выкладываются материалы способные помочь студентам. Курсовые, шпаргалки, ответы и еще куча всего что может понадобиться в учебе!
Главная Контакты Карта сайта
 
Где мы?
» » » Система функциональных стилей современного русского языка и официально-деловой стиль

Реклама


Система функциональных стилей современного русского языка и официально-деловой стиль

Просмотров: 14262 Автор: admin
Для современного славянского языкознания характерен интерес к коммуникативно-функциональным аспектам языка, где одну из ведущих ролей играет функциональная стилистика.
Становление современного учения о функциональных стилях русского языка связано с именами таких ученых, как Б. Н. Головин, М. Н. Кожина,
О. А. Лаптева, О. Б. Сиротинина, О. Н. Шмелёв и др.
В самом общем виде основы функциональной стилистики были заложены в 20-30-е годы, прежде всего М. М. Бахтиным, В. В. Виноградовым, Г. О. Винокуром. Основные принципы этого направления связаны с учётом внеязыковой действительности, причем внимание исследователей было направлено не только на функционирование языка внутри языковой системы, но и на закономерности функционирования языка под влиянием экстралингвистических факторов, рассмотрение речевого поведения как целенаправленной деятельности, стремление рассмотреть многообразие форм и видов речевого общения. В 20-30-е годы отечественные лингвисты, приступая к изучению функционального многообразия речи и стремясь охватить его возможно более полно, намечая контуры различных по своим задачам концепций (поэтического и практического языка, стилей языковых и речевых, устного и письменного способов выражения и др.), тем не менее еще не выработали цельной модели употребления языка в реальной речевой действительности. Именно это попытались сделать ученые в последующие десятилетия.
В целом ряде работ Г. О. Винокур доказывал, «что речь устная и письменная, ораторская и разговорная, канцелярская и парламентская, докладная записка или указ, беседа с приятелем и дипломатический обмен любезностями – все эти языковые задания требуют и своих средств выполнения» [Винокур 1929:7]. Фактически в его рассуждениях о стилистике как науке о практическом применении идеальных возможностей собственного языка в зависимости от условий и намерений, о языковых стилях заложены основы современной стилистики, ядро которой – учение о функционально–стилевой дифференциации литературного языка.
Одно из направлений стилистики, особенно четко заявившее о себе в шестидесятые годы, заключалось в переориентации исследований со стилистических ресурсов языка на принципы его употребления. Именно с этого времени разрабатываются теоретические основы функциональной стилистики, определившие общий подход к стилистическому анализу.
Современная отечественная стилистика включает и изучение стилистических ресурсов языка, и собственно функциональное направление, исследование языка и стиля в связи с экстралингвистическими факторами. Функциональная стилистика в более узком смысле слова (М. Н. Кожина,
А. Н. Васильева, В. Г. Костомаров, Б. Н. Головин, О. Б. Сиротинина) занимается изучением закономерностей употребления языка в социально значимых сферах общения и складывающейся при этом стилистико-речевой системы.
К настоящему времени это учение в своих основных чертах разработано, хотя целый ряд вопросов остается дискуссионным.
Основой современного учения о функционально-стилевой дифференциации языка является понятие функциональных стилей как типов функционирования языка. Стили языка – это типы его функционирования, его структурно-функциональные варианты, соотнесенные с типами социальной деятельности и отличающиеся друг от друга совокупностями различий в степени активности средств языка, достаточными для их интуитивного опознавания в процессе общения [Головин 1988:261].
О.Б. Сиротинина и В.Е. Гольдин в учебном пособии «Русский язык и культура общения для нефилологов» выделение стилей в языке объясняют тем, что «разнообразие применений литературного языка приводит к появлению в нем его функционально-стилевой дифференциации». При этом стиль определяется как разновидность литературного языка, каждая из которых предназначена для общения в определенной сфере человеческой деятельности [Русский язык и культура общения 1998:37]. Авторы учебного пособия «Культура профессиональной речи» предлагают такое определение: функциональный стиль – совокупность языковых средств, свойственных той или иной сфере жизни, … в разных условиях общения … используются разные языковые средства» [Орлов, Елина 1999]
В учебном пособии «Русский язык для студентов нефилологов»
М.Ю. Федосюк определяет стили как разновидности литературного языка (от греч. stylos – «палочка для письма») [Русский язык 1997:27].
Мы уже цитировали определение, которое дал М. Бахтин функциональным стилям, но следует также подчеркнуть, что ученый многократно и настойчиво акцентирует внимание на стилистическом аспекте понятия жанра, на неразрывной связи этих понятий: «стиль входит как элемент в жанровое единство высказывания, то есть функциональные стили… жанровые стили определенных сфер человеческой деятельности и общения» [Бахтин 1996: 241].
Экстралингвистические факторы, условия, в которых используется язык, влияют на отбор речевых средств, вероятность употребления тех или иных лексем, грамматических форм и конструкций, т.е. формируют систему функциональных стилей.
Функциональные стили не имеют четких границ. В каждом из них выявляется ядро с наиболее ярко выраженной спецификой и периферия, в которой специфика стиля ослаблена и наблюдается пересечение с характеристиками иного функционального стиля.
Так, патентная разновидность научного стиля, составляя его периферию, пересекается с периферией делового стиля, а научно-популярная – с публицистическим и художественным. Членение языкового континуума поэтому неоднозначно, но наиболее принято включение в систему функциональных стилей современного русского литературного языка 5-ти функциональных стилей: делового, научного, публицистического, художественного, разговорного [Б. Н. Головин, М. Н. Кожина]. Встречается большее их количество: отделение от научного стиля технического и научно-популярного, от разговорного – эпистолярного и т. д. В последние годы активно обсуждается выделение особого религиозного стиля. С другой стороны, не все признают единство публицистического стиля, стилевой характер специфики художественной разговорной речи: «…стиль языка – это структурный облик функции языка» [Виноградов 1963: 201]. Язык, являясь социальным явлением, обслуживает различные сферы человеческой деятельности и, естественно, в различных сферах он функционирует по-разному. Функционирование языка зависит от:
формы общения (устная/письменная),
условий общения (официальное/неофициальное/контактное),
типа работы сознания (обобщающее – познавательное, позновательно-оценивающее, информационно-эмоциональное и т.д.).
Одним из важнейших экстралингвистических факторов, влияющих на использование языка, является сфера общения: сфера официально-деловой документации (сфера правового регулирования жизни общества), сфера науки и обучения, сфера словесного искусства, сфера общественно-политическая и сфера обиходно-бытовая.
Академик В. В. Виноградов наряду со сферой общения в качестве определяющего функциональный стиль фактора выделял и функции коммуникации: общение, сообщение, и воздействие. Функциональные стили выделяются и конституируются именно на этой экстралингвистической базе.
Функция общения
Функция сообщения
Функция воздействия
Разговорный стиль
Научный стиль
Художественный стиль
Публицистический стиль
Официально-деловой стиль

Разумеется, эти функции взаимодействуют, но какая-то из них выявляется для каждого из функциональных стилей в качестве доминантной. Так, функция общения доминирует в разговорном, функция воздействия – публицистическом стиле. В научном стиле ведущую роль играет функция сообщения, но при этом важна и сама фиксация знания.
Важен и характер адресата речи (массовый, публичный или индивидуальный; подготовленный или неподготовленный и т. д.), самих ее условий (наличие или отсутствие непосредственного контакта, смены ролей говорящий – слушающий, официальность или неофициальность речи и т. д.).

Совокупное действие этих факторов формирует стилевую доминанту, вокруг которой и на основе которой происходит системная организация всех основных параметров стиля, его специфических и наиболее вероятных свойств.
Функционально-стилевая дифференциация языка взаимодействует с формами (письменная и устная) и видами (монологически и диалогический) его осуществления, т.е. формами и видами речи.
С середины 60-х годов устойчиво сформировалось представление о системе функциональных стилей – подтипов русского языка, закрепленных за одной или несколькими сферами общественной деятельности, обладающих набором устойчивых языковых черт, определяемых языковыми функциями и типом работы сознания. Развивая учение академика
В. В. Виноградова, М. Н. Кожина указывает на двойную системность языка, определяющую своеобразие функционального стиля. Первая отражает структуру языка, вторая – речевую ситуацию. В зависимости от того, какой из факторов этой двойной системности брался за основу в качестве типологического делителя литературного языка, исследователями выделялось соответствующее количество функциональных стилей и принцип их организации.
В основе идей функционально-стилистической теории М. Н. Кожиной [Кожина 1972, 1993] лежит положение, которое можно сформулировать следующим образом: речевое общение, являясь исключительно человеческим феноменом, теснее всего связано с такими свойствами человека, как деятельность и сознание. Исходя из этого, важнейшее понятие функциональной стилистики – сфера общения, которое представляет единство вида деятельности и формы общественного сознания, именно это дает возможность определить понятие функционального стиля и классифицировать стили на едином основании. По концепции лингвиста, назначение того или иного «…вида деятельности (а следовательно – и сферы общения) …обуславливает специфику определяемых ими функциональных стилей речи, закономерности функционирования в них языковых средств и их речевую организацию» [Кожина 1972: 61-62].
Те лингвисты, которые считают функции языка главным стилеобразующим фактором, соответственно количеству основных функций выделяют научно-деловой, художественно-публицистический и разговорный стили. Те, кто отдает предпочтение сфере функционирования языка, выделяют количество стилей соответственно количеству выделяемых сфер общения. Так, В. А. Аврорин выделяет 12 таких сфер и, соответственно, стилей [Авронин 1975]. Исследователи, исходящие из первенства в ряду стилеобразующих факторов типа работы сознания (Б. Н. Головин,
М. Н. Кожина), выделяют научный, деловой, публицистический, художественный и разговорный стили. М. Н. Кожиной была предпринята попытка связать обе системности (языковую и ситуативную) посредством выявления влияния типа сознания на языковую избирательность, проявляющуюся, в том числе в выделении основной черты, стилевой доминанты [Кожина 1993].
Не все лингвисты выделяют 5 стилей языка. Например, А. Н. Гвоздев, считающий функции языка главным стилеобразующим фактором, выделяют 3 стиля: научно-деловой, художественно-публицистический и разговорный [Гвоздев 1965].
Помимо традиционных пяти стилей, иногда выделяют научно-популярный, обиходно-деловой, разговорные стили, законодательный и административно-хозяйственный, технический и патентный деловые стили. Отпочкование стилей связано, в основном, с выделением новых сфер использования языка.
Некоторые учёные выделяют в качестве самостоятельного научно- популярный стиль, другие считают его одной из разновидностей научного стиля. Видимо, необходимо выделение и особого религиозно-культового стиля [Русский язык и культура общения для нефилологов 1998:37-38].
При этом О.Б. Сиротинина к факторам выделения стилей, например, относит сферу общения (сфера правового регулирования жизни общества, науки, обучения, общественно-политическая, обиходно-деловая и т.д.), функции коммуникации (общение, сообщение, воздействие), характер адресата речи (массовый, публичный и т.д.), самих условий речи (одминальность/неодминальность, наличие/отсутствие непосредственного контакта и т.п.).
Другая теория выражается в выявлении соответствия языковых особенностей стиля коммуникативным запросам и в выделении на этом основании двух сфер использования языка: строгой и нестрогой
(Е. Н. Ширяев). В строгие сферы использования языка включаются научный и официально-деловой стили. В нестрогие входят разговорная речь, публицистический стиль и язык художественной литературы.
Выделение или невыделение разговорного и художественного стилей стало предметом дискуссии ведущих отечественных лингвистов. В основе
ее - различные взгляды на проблему типологии речи и проблему системности стиля. Книжно-письменным стилям, представляющим кодифицированный литературный язык, у Д. Н. Шмелева и сторонников его концепции противопоставлены разговорная речь и язык художественной литературы. Открытость языка художественной литературы для иностилевых вторжений, его особая предназначенность и разительное отличие разговорной речи от книжно-письменных стилей, обусловленное неподготовленностью и спонтанностью речи, определили самостоятельный статус этих функциональных разновидностей национального языка.
Саратовская лингвистическая школа под руководством
О. Б. Сиротининой решает проблему стилевой дифференциации комплексно. Представление о функциональной разновидности языка опирается на системность экстралингвистических факторов. О. Б. Сиротинина убедительно доказывает в своих научных работах, что именно совокупное действие всех этих факторов формирует стилевую доминанту, вокруг которой и на основе которой происходит системная организация всех параметров стиля, его специфических и наиболее вероятных свойств. [Функциональные стили и формы речи 1993:5].
Доминанты функциональных стилей конституируются по признаку строгости/нестрогости: от требований максимальной точности и однозначности (официально-деловой стиль) до минимума заботы о форме выражения (разговорный стиль).
Общие стилевые черты и определяемые ими языковые особенности официально-делового стиля выявлены лингвистами по отношению к его письменной разновидности, существующей в документах разных жанров. Среди исследований, специально посвященных изучению официально-деловой письменности, назовем исследования Е. М. Иссерлин,
М. Н. Кожиной, К. А. Логиновой, Л. Л. Нелюбина, Г. А. Дюженко, П. В. Веселова, Л. В. Рахманина, И. В. Шульги и др.
Кроме того, характеристика официально-делового стиля представлена в работах по общим вопросам функциональной стилистики А. Н. Кожиной,
В. В. Одинцова, А. К. Панфилова, Д. Э. Розенталя, В. Д. Бондалетова,
Д. Н. Шмелева, А. Н. Васильевой и др.
В последнее время появились работы, где предпринимаются попытки изучения особенностей деловой устной речи (Н. В. Шевченко,
М. В. Колтунова), а также особенностей языка в сфере предпринимательской, коммерческой деятельности (М. В. Колтунова, Н. И. Кузнецова,
А. П. Романенко, Г. С. Куликова, Е. М. Емельяненко и др.).
Основная социальная функция официально-делового (ОФД) стиля – функция директивная, предписывающая: регулирование деловых и правовых отношений между гражданами, между гражданами и государством, между гражданами и учреждениями, т.е. сфера официально-деловой документации. Отсюда письменная форма ОФД стиля как доминирующая. Поэтому часто его называют официально-деловым или канцелярским. Основная функция – сообщение. Доминанта – точность, не допускающая инотолкований. Отсюда предельная стандартизованность и письменная форма речи как абсолютно господствующая (характерен отказ от принятия устных поправок при обсуждении законопроектов в парламенте). Как проявление доминанты – лексическое однообразие, почти полное отсутствие местоименных замен (а следовательно - именной характер, очень малая вероятность местоимений), синтаксическая громоздкость (вплоть до абзацного членения внутри предложения), отсутствие эмоций.
Язык деловых документов вырабатывает стандартные языковые средства (этикетные формулы, штампы), которые начинают использоваться во всех или в определённых жанрах деловых документов.
К ярким лексическим чертам делового стиля относят высокую «терминированность», высокую частотность специальной и процедурной лексики и, следовательно, однородность лексического состава.
Основу лексики официально-делового стиля образуют, прежде всего, нейтральные и общекнижные лексические единицы и стилистически окрашенная лексика. Стилистически окрашенная лексика представлена специальной (деловой или юридической и канцелярской) терминологией. Например, вышеизложенный, квалифицировать, уведомить, именуемый, безотлагательно, обязуется, арендатор, наниматель, предусмотренный, расторгнуть, во исполнение, надлежащий, сторона (в значении человек в официальных отношениях), лицо (в значении человек – физическое лицо, в значении организация, учреждение – юридическое лицо).
Стандартизированность на лексическом уровне проявляется в широком использовании устойчивых словосочетаний, фразеологизмов в основном «терминированного» характера: поставить вопрос, оказать содействие, заключить договор.
Эмоционально окрашенная лексика (слова с суффиксами субъективной оценки), междометия, разговорная лексика в ОФД стиле отсутствует. Неспециальная лексика и фразеология в ОФД стиле характеризуется однозначностью и отсутствием образности.
Яркой морфологической чертой делового стиля считают его именной характер, который выражается в том числе в активном использовании отыменных предлогов, союзов и предложных сочетаний. Показательны для языка документов перераспределение частиречной семантики на фоне десемантизации и перехода причастий в классы существительных, местоимений.
В области морфологии официально-деловой стиль характеризуется «именным характером речи» за счет почти полного отсутствия местоименных замен, широкого употребления отглагольных существительных для называния действий (например, выполнение, реализация, соблюдение, обеспечение, приемка, сдача, поставка, регистрация и т. п.). Отсюда количественное преобладание имен существительных над формами глагола.
Например: руководство совместной деятельностью Участников, ведение отдельного баланса, учет результатов совместной деятельности, уплата платежей…поручается… и т. п.
Другие морфологические особенности, связанные с употреблением глагольных категорий, заключаются в преобладании неопределенной формы глагола и инфинитивных конструкций, а также форм настоящего времени.
Синтаксис делового стиля характеризуется использованием клишированных сочетаний и предикативных единиц, создающих жесткий текстовый каркас и особую семантическую зависимость одного компонента предложения от другого. Основные синтаксические особенности ОФД стиля связаны с такими его базовыми чертами, как точность, не допускающая инотолкований, а также конкретность и ясность изложения. К таким особенностям большинство исследователей относят:
а) употребление многочленных сочетаний (глагольных и именных) с несколькими зависимыми компонентами. Глагольные словосочетания состоят из глагола и развернутой именной части. Именные словосочетания представляют собой цепочку падежных форм существительных;
б) осложнение структуры простого предложения различными уточняющими оборотами, оговорками, вставными конструкциями, однородными членами, что приводит к очень большой глубине простого предложения. Это обусловлено, прежде всего, необходимостью исчерпать предмет сообщения, наиболее полно и адекватно передать его содержание.
Другая характерная особенность ОФД стиля – широкая повторяемость в текстах документов отыменных предлогов и союзов (например, в соответствии, в связи с, согласно, в целях, по линии, на предмет, в течение), а также предлогов «по» с предложным падежом существительного (во временном и пространственном значениях) – по окончании, по истечении, по распоряжению и т. п.; «в/во» с винительным падежом существительного – во избежание, во изменение и т. п.
Выбор языковых единиц и принципы текстовой организации определяются стилевой доминантой. Такой доминантой для официально-делового стиля, например, является денотативная точность, т. е. семантико-логическая организация текста не должна допускать инотолкований, именно этим и определяется основа стилевой лексики, стандартизация и клишированность речи.
Деловой стиль – самый «письменный», «книжный» в системе функциональных стилей литературного языка. Если расположить стили по шкале «разговорность» – «книжность»/«устность» – «письменность», то полярными окажутся разговорный и деловой стили. От других стилей они отличаются этой полярностью, проявляющейся в отношении к коррелирующим формам речи – устной и письменной. Разговорный стиль осуществляется по правилам устной коммуникации, условно имея в качестве письменной реализации эпистолярную словесность. Деловой стиль, наоборот, детерминирован в целом правилами письменной коммуникации.
Как следствие специфики доминанты стиля основной формой научного и официально-делового стиля является письменная форма.
Языковые особенности делового стиля – графико-орфографический, морфологические, синтаксические, лексические – определяются именно его материальной природой – фактурой письменной речи.
Ориентация на письменную речь выражается в том, что текстам придается особый статус документа. На письменную речь ориентированы протокольные жанры устной деловой и научной речи, сохраняющие при этом основные черты письменного стиля, но включающие и черты разговорности (неполные предложения, слова-паразиты, перебивы).
3.2. Письменная и устная формы речи
Представленная система функциональных стилей не охватывает всего языкового континуума, так как создавалась на базе письменных проявлений языка, а полной адекватности письменной и устной форм речи в функционально-стилевой дифференциации нет.
Фактически различны эпистолярный стиль и разговорная речь. Тот факт, что устная форма накладывает значительный отпечаток на речь, признает большинство исследователей. Однако в этом вопросе каждый из ученых отстаивает свою точку зрения.
Е. А. Земская, например, считает, что форма речи (устная/письменная) сама по себе не является тем определяющим (формирующим главнейшие особенности построения и функционирования языковых единиц) признаком, который позволяет провести резкую границу между разными реально наблюдаемыми в жизни языковыми сферами. По ее мнению, более важную роль играют условия функционирования и обнаружения тех или иных речевых манифестаций [Русская разговорная речь 1981: 54]. По мнению Е. А. Земской, различия между кодифицированным литературным языком и разговорным языком настолько существенны, что их следует рассматривать как самостоятельные языковые системы. В основе определяющих экстралингвистичеких факторов устной речи лежит ее неофициальность и неподготовленность, быт как основная сфера использования.
Но в своей концепции Е.А. Земская не берет во внимание устную официальную деловую речь, сфера использования которой, естественно, не быт, а сфера профессиональная, которая чаще всего характеризуется официальностью обстановки и отношений, обычно тщательно подготовлена.
Действительно, устная речь значительно отличается от письменной, причем резличия эти, как справедливо отмечает М. В. Колтунова, затрагивают все уровни языковой системы: лексику, морфологию, текстовый уровни. Ввиду этого некоторые лингвисты (О. А. Лаптева, Н. Н. Иванкина) даже выделяют её как самостоятельное языковое явление по отношению к письменной речи. Лингвистика, как правило, изучала письменные жесты и лишь сравнительно недавно (в 60-е годы двадцатого века) она стала изучать не только человека "молчащего", но и человека "говорящего" [Колтунова 2000]. Активное изучение различных типов устной речи положено такими учёными, как О. Б. Сиротинина, Е. А. Земская, О. А. Лаптева и другими, и продолжается усилиями лингвистических школ, созданных этими исследователями. К.А. Долинин пытается доказать, что устная и письменная формы реализации речи – формальный критерий, поскольку устная речь включает в себя не только весьма различные типы речи, но и иной раз прямо противоположные по своим стилистическим и общелингвистическим характеристикам: с одной стороны, бытовую речь, а с другой стороны – научный доклад, лекцию, судебную речь и т. д., то есть исследователь, по сути, пытается провести необходимые различия между так называемой «подлинной» и «не подлинной» (подготовленной) устной речью [Долинин 1978:54].
О. А. Лаптева в свою очередь на основе большого фактического материала отстаивает несколько иную концепцию, согласно которой вся устная речь представляет собой единый языковый объект, а тип языка определяется формой речи; причем любая устная речь, по ее мнению, имеет определяющие общие черты, заключающиеся в структуре текста, что в свою очередь проявляется в нарушении последовательности, логичности и т. д. [Лаптева 1978;1983].
Д. Н. Шмелев в своем монографическом исследовании «Русский язык в его функциональных разновидностях» утверждает, что разграничение устной и письменной речи лежит в основе функциональной дифференциации языковых средств. Однако, по его мнению, нельзя абсолютизировать этот существеннейший признак, так как различные тексты и высказывания, объединенные формой выражения (устной или письменной), во многих случаях далеко отстоят друг от друга и, наоборот, смыкаются с отдельными текстами и высказываниями, стоящими по ту сторону разграничительной линии [Шмелев 1977:21].
Среди исследователей нет единого мнения и в определении устной разговорной речи. Е. А. Земская и Е. Н. Ширяев видят в ней особую языковую систему, которая имеет специфический набор языковых единиц и специфические законы их функционирования [Земская, Ширяев 1988].
О. Б. Сиротинина считает разговорную речь разновидностью общелитературной системы, а не самодостаточной системой, и определяет разговорную речь как непринужденную речь в условиях непосредственного общения [Сиротинина 1985: 25].
Исследователи также определяют разговорную речь как неофициальную, неподготовленную речь [Земская 1981]; непринужденную, несколько сниженную, спонтанную речь, устную, преимущественно ситуативно обусловленную, чаще диалогическую [Девкин 1979].
Однако все лингвисты едины в том, что непосредственность, неподготовленность, ситуативность, персональная адресованность, неофициальность, устная форма – обязательные свойства разговорной речи.
Весьма своеобразно определяет разговорную речь О. А. Лаптева, которая считает, что разговорная речь (РР) – это речь различных сфер повседневного устного общения фонового конгломерата современных носителей русского языка, владеющих им как родным. Эта речь обслуживает, по мнению О. А. Лаптевой, разнообразные и многочисленные потребности устно-речевой коммуникации данного языкового коллектива. Эти потребности простираются от бытового обмена репликами до задач публичного общения. Но и О. А. Лаптева выделяет в ней центр разговорности и периферию устной публичной речи.
Споры идут также о соотношении РР и кодифицированного литературного языка (далее – КЛЯ), о соотношении понятий «устная речь»/ «разговорная речь», понимании РР как особой системы или как разновидности литературного языка.
Та же О.А. Лаптева доказывает, что тип языка определяют такие экстралингвистические факторы, как тема и спонтанность. Е.А. Земская же считает, что в качестве типологических делителей выступают официальность и неофициальность, подготовленность и неподготовленность речи.
Е. Н. Ширяев, Е. А. Земская, О. Б. Сиротинина в свою очередь говорят о том, что устная форма речи влияет на строение речи, но не она определяет тип языка, здесь важна совокупность таких признаков, как непосредственность, неофициальность и неподготовленность общения.
Для методики обучения устной речи важен вывод, сделанный
О. Б. Сиротининой: «Непосредственное общение всегда использует не только вербальный канал передачи информации, тогда как опосредованное за редким исключением (чертеж, схема) требует мобилизации всех возможностей именно вербального канала, среди которых едва ли не ведущую роль играет текстовая организация, причем заранее продуманная и ясно осознаваемая производителем речи» [Сиротинина 1994: 123].
В ряду спорных неоднозначных проблем изучения устной речи, в том числе профессиональной, стоит также вопрос о текстовой/нетекстовой организации ее.
Вызывает споры также вопрос о текстовой организации устной речи, что связано с различными определениями текста. И. Р. Гальперин говорит о нетекстовом характере устной речи, в отличие от речи письменной. «Под текстом необходимо понимать не фиксированную на бумаге устную речь, всегда спонтанную, неорганизованную, непоследовательную, а особую разновидность речетворчества, имеющую свои параметры, отличные от параметров устной речи» [Гальперин 1981: 18].
Г. В. Колшанский считает, что любая часть, отрывок, сегмент общения обладают информативной полноценностью, а следовательно, и структурно маркированы, представляют собой текст [Колшанский 1984: 92].
Е. Н. Ширяев же утверждает, что устная речь (и прежде всего разговорная) реализуется в виде текстов, которые допускают тематическую разноплановость, «чересполосицу», иногда состоят из отдельных фрагментов, между которыми связи могут быть весьма поверхностными и даже отсутствовать [Ширяев 1982: 106-121].
Исследователь немецкой разговорной речи В. Д. Девкин отмечает, что диалог можно считать особым «видом текста», в котором мысль формируется в опоре на общий опыт говорящих (на известное им обоим), на элементы обстановки разговора, с учетом жестов и мимики, а также с ориентировкой на языковой контекст» [Девкин 1981: 6].

Информация

Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 60 дней со дня публикации.

Популярные новости

Статистика сайта






 
Copyright © НеОфициальный сайт факультета ЭиП