Вы на НеОфициальном сайте факультета ЭиП

На нашем портале ежедневно выкладываются материалы способные помочь студентам. Курсовые, шпаргалки, ответы и еще куча всего что может понадобиться в учебе!
Главная Контакты Карта сайта
 
Где мы?
» » » Русский язык в современном мире. Русский язык — национальный язык русского народа. Государственный язык Российской Федерации и язык межнационального общения.

Реклама


Русский язык в современном мире. Русский язык — национальный язык русского народа. Государственный язык Российской Федерации и язык межнационального общения.

Просмотров: 13047 Автор: admin

1 Русский язык в современном мире. Русский язык — национальный язык русского народа, государственный язык Российской Федерации и язык межнационального общения.

Язык относится к тем общественным явлениям, которые действуют на всем протяжении существования человеческого общества. Язык служит, прежде всего, средством общения людей. Язык служит также и средством формирования и выражения мыслей и чувств, поскольку он неразрывно связан с мышлением, сознанием человека.
Ученые пока не дают точного ответа на вопрос, сколько языков в мире. Считается, что сейчас в мире существует более пяти тысяч языков, среди них есть и «умирающие», на которых говорит все меньше людей, и совсем мало изученные.
Одним из самых распространенных на земном шаре, самых развитых языков мира, на котором написана богатейшая литература, отражен исторический опыт русского народа, достижения всего человечества, является русский язык. Он входит в число рабочих языков Организации Объединенных Наций, на нем пишутся важнейшие мировые документы, международные соглашения.
Русский язык — это язык русской нации, язык русского народа. Национальный язык — это язык, на котором говорит исторически сложившийся коллектив людей, проживающих на общей территории, связанных общей экономикой, культурой, особенностями быта. Национальный язык включает в себя не только литературный (т. е. нормированный) язык, но и диалекты, просторечие, жаргоны, профессионализмы . Русский национальный язык имеет сложную и длительную историю. Начало его сложения относится к XVII в., периоду формирования русской нации. Дальнейшее развитие его тесно связано с историей и культурой русского народа.
Русский язык является государственным языком на территории Российской Федерации. Это означает, что на нем не только говорят в быту, на работе, но он также является официальным языком государства, языком науки и культуры.
На территории Российской Федерации немало автономных образований, и у каждого коренного народа, населяющего эти автономии, есть наряду с русским свой государственный язык.
Русский язык выполняет, помимо других, функцию межнационального общения, без которой невозможны были бы необходимые в быту и на работе связи людей различных национальностей, проживающих в одном регионе.

2 Пример анализа текста публицистического стиля.

ЧТО ЗНАЧИТ БЫТЬ ВОСПИТАННЫМ?
Воспитанный человек... Если о вас скажут такое, считайте, что удостоились похвалы.
Так что же такое воспитанность?
Это не только хорошие манеры. Это нечто более глубокое в человеке. Быть воспитанным — значит быть внимательным к другому, деликатным, тактичным, скромным.
Мне представляется, что таким был артист Художественного театра Василий Иванович Качалов. Он непременно запоминал все имена и отчества людей, с которыми встречался. Он уважал людей и всегда интересовался ими. При нем каждая женщина чувствовала себя привлекательной, достойной заботы. Все ощущали себя в его присутствии умными, очень нужными.
Однажды поздно вечером Василий Иванович увидел две странные женские фигуры. Это оказались слепые, которые заблудились. Качалов немедленно предложил им свои услуги, проводил до трамвая, помог сесть в вагон. Корни этого поступка не просто в знании хорошего тона, а в сердечности и доброте к людям. Значит, все дело в мыслях и побуждениях.
А знание норм поведения только помогает проявлению внутренней доброты и человечности.
(По С. Гиацинтовой)
Этот текст публицистического стиля. Он актуален, общественно значим по тематике, эмоционален. Среди характерных для публицистики языковых и речевых средств можно назвать следующие:
— именительный представления (Воспитанный человек...);
— непосредственное обращение к собеседнику (Если о вас скажут...);
— риторический вопрос;
— неполные предложения;
— оправданный повтор слов и синтаксический параллелизм конструкций (см. третий абзац);
— противопоставления;
— ряды однородных членов с сопоставительным и противительным значением;
— отвлеченная лексика (воспитанность, человечность, побуждения).
Этот текст относится к рассуждению. Тезис (второй и третий абзацы) оформлен в виде вопроса и ответов на него и построен по типу описания предмета: в качестве «данного» используется понятие «воспитанность», а в качестве «нового» — слова, которые раскрывают это понятие. Затем идет доказательство истинности этого утверждения, приводится пример истинно воспитанного человека. В этой части текста используется сначала описание предмета (черты характера Качалова), затем повествование (один из поступков Качалова). Далее автор, комментируя пример, возвращается к высказанному в начале текста положению и делает из него вывод: истоки воспитанности — в доброте и уважении к людям.

3 Пример анализа текста официально-делового стиля

СИСТЕМНОЕ МЕНЮ
Системное меню вызывается кнопкой, расположенной в левом верхнем углу окна. Команды данного меню стандартизированы для всех приложений среды Windows. Системное меню имеется в наличии в каждом окне документа. Его можно вызвать даже в том случае, если окно свернуто до пиктограммы, щелкнув на пиктограмме один раз кнопкой мыши. Существует также способ открытия системного меню посредством клавиатуры — с помощью комбинации клавиш [Alt-пробел].
Команды системного меню выбираются с помощью мыши, клавиш управления курсором или путем ввода подчеркнутых в названии команды букв вместе с [Alt].
(В. Пасько)
В данном тексте отчетливо проявляются черты официально-делового стиля:
1. Жанр данного текста — инструкция.
2. Задача текста — сообщить точные сведения, имеющие практическое значение, дать точные рекомендации, указания.
3. Высказывание официальное, точное, бесстрастное (без выражения эмоций).
4. Языковые особенности текста:
а) широкое использование терминологии (курсор, пиктограмма, системное меню, клавиатура, команда),
б) употребление отглагольных существительных открытие, управление, ввод, комбинация вместо
глаголов открыть, управлять, ввести, комбинировать,
в) употребление отыменных предлогов (с помощью комбинации, путем ввода);
г) употребление специфических оборотов официальной речи (имеется в наличии),
д) в предложениях преимущественно прямой порядок слов;
е) сказуемые выражаются возвратными глаголами (меню вызывается, команды выбираются), страдательными причастиями в краткой форме (стандартизованы).



4 Примеры анализа художественного текста

Анализ поэтического текста
ПАРУС
Белеет парус одинокой В тумане моря голубом!.. Что ищет он в стране далекой? Что кинул он в краю родном?
Играют волны — ветер свищет, И мачта гнется и скрыпит... Увы! он счастия не ищет И не от счастия бежит!
Под ним струя светлей лазури, Над ним луч солнца золотой... А он, мятежный, просит бури, Как будто в бурях есть покой!
(М. Лермонтов)
Стихотворение «Парус» было написано М. Лермонтовым в 1832 г. Вынужденный оставить Москву и университет, Лермонтов уезжает в Петербург и однажды, бродя по берегу Финского залива, он пишет это стихотворение, о чем свидетельствует М. Лопухина, в письме к которой Лермонтов послал первый вариант стихотворения. Это яркий образец пейзажно-символической лирики. В «Парусе» нашли отражение не только собственные настроения автора, но и настроения русской интеллигенции 30-х гг. XIX в.: чувство одиночества, разочарования и стремление к свободе в обстановке реакции после восстания декабристов.
Быть может, грустное восприятие паруса, переходящее в глубокое философское раздумье, и сам образ были навеяны стихами А. Бестужева-Марлин-ского «Андрей, князь Переяславский»:
Белеет парус одинокой, Как лебединое крыло, И грустен путник ясноокой; У ног колчан, в руке весло.
По композиции стихотворение представляет собой расчлененный символический образ, данный в развитии.
В стихотворении три строфы. Каждая состоит из двух различных по своему характеру частей: первый и второй стихи (строчки) воссоздают предметный образ (меняющуюся картину моря и паруса), а третий и четвертый — мысли и переживания лирического героя. Если прочитать стихотворение по-иному: сначала первые два стиха каждой строфы, а потом два заключительных стиха, то исчезнет переживаемое напряжение.
Несмотря на то что стихотворение представляет собой лирическую миниатюру, его образная структура дана в развитии: картину моря и далеко плывущего в голубом тумане паруса (в первой строфе) сменяет изображение надвигающейся бури. Парал лельно идет развитие в мыслях и переживаниях лирического героя. Одиночество гонимого странника, символически изображенное в первой строфе, вызвано его отчаянием и неприятием жизни (см. вторую строфу). Но мятежник хочет обрести душевный и нравственный покой в обновлении жизни, в перемене ее, в очистительной буре (третья строфа). Именно в этом сопоставлении: одинокий парус и мучительные вопросы; поднимающаяся буря и отчаяние, уход от жизни; восхитительный пейзаж и жажда перемен, обновления — и заключается внутренняя напряженность стихов, сила их эстетического воздействия.
Языковая изобразительность стихотворения определяется творческим замыслом поэта. Важную роль играет слово одинокой. В нем совмещаются значения, соотнесенные с предметным рядом (парус одинокой, т. е. плывущий один, без подобных себе) и с рядом символическим (одинокой, т. е. не имеющий единомышленников, близких людей).
Все стихотворение проникнуто антитезой, которая находит выражение в контекстуальных антонимах:
Что ищет он в стране далекой? Что кинул он в краю родном?
Так же: счастия не ищет — не от счастия бежит; над ним — под ним.
Повтор слов и их симметричное расположение — синтаксический параллелизм (Что ищет он... Что кинул... счастия не ищет... не от счастия бежит... над — под) — подчеркивают важность содержания.
Той же цели служит и инверсия — перестановка компонентов предложения, нарушающая их обычный, стилистически нейтральный, порядок и приводящая к смысловому или эмоциональному выделению слов: парус одинокой, в тумане моря голубом. Ср. обычный порядок: одинокой парус, в голубом тумане моря. Читатель обратит внимание на прилагательные, сдвинутые со своих обычных мест перед определяемым словом. Выдвижение глаголов-сказуемых на позицию перед подлежащими передает динамизм изображаемой картины, активность проявления признака: белеет парус, играют волны. Постановка дополнения перед сказуемым подчеркивает особое значение слова счастие, несущего в стихотворении большую нагрузку. Поэт использует звукоподражание (ветер сви щет, мачта... скрыпит), что усиливает ощутимый эффект бури. Динамическое изображение бури во второй строфе передается бессоюзным предложением (Играют волны — ветер свищет...) и нагнетанием глаголов (скрыпит, гнется).
Стихотворение написано двустопным ямбом, но обращает на себя внимание сбив ямбического метра в третьей стопе (пропуск ударения). Так ритмически выделяются опорные слова и словосочетания, и прежде всего парус одинокой:

Белеет парус одинокой...
Так же ритмически подчеркивается и слово счас тие.
Легко заметить, что одни и те же слова становятся значимыми и эстетически ценными в стихотворении благодаря различным средствам их выделения: антитезе, инверсии, ритму.



5 Анализ прозаического текста

Когда я вышел на поле, где был их дом, я увидал в конце его, по направлению гулянья, что-то большое, черное и услыхал доносившиеся оттуда звуки флейты и барабана. В душе у меня все время пело и изредка слышался мотив мазурки. Но это была какая-то другая, жесткая, нехорошая музыка.
«Что это такое?» — подумал я и по проезженной посередине поля скользкой дороге пошел по направлению звуков. Пройдя шагов сто, я из-за тумана стал различать много черных людей. Очевидно, солдаты. «Верно, ученье», — подумал я и вместе с кузнецом в засаленном полушубке и фартуке, несшим что-то и шедшим передо мной, подошел ближе. Солдаты в черных мундирах стояли двумя рядами друг против друга, держа ружья к ноге, и не двигались. Позади их стояли барабанщик и флейтщик и не переставая повторяли все ту же неприятную, визгливую мелодию.
— Что они делают? — спросил я у кузнеца, остановившегося рядом со мною.
— Татарина гоняют за побег, — сердито сказал кузнец, взглядывая в дальний конец рядов.
Я стал смотреть туда же и увидал посреди рядов что-то страшное, приближающееся ко мне. Приближающееся ко мне был оголенный по пояс человек, привязанный к ружьям двух солдат, которые вели его. Рядом с ним шел высокий военный в шинели и фуражке, фигура которого показалась мне знакомой. Дергаясь всем телом, шлепая ногами по талому снегу, наказываемый, под сыпавшимися с обеих сторон на него ударами, подвигался ко мне, то опрокидываясь назад — и тогда унтер-офицеры, ведшие его за ружья, толкали его вперед, то падая наперед — и тогда унтер-офицеры, удерживая его от падения, тянули его назад. И не отставая от него, шел твердой, подрагивающей походкой высокий военный. Это был ее отец, с своим румяным лицом и белыми усами и бакенбардами.
При каждом ударе наказываемый, как бы удивляясь, поворачивал сморщенное от страдания лицо в ту сторону, с которой падал удар, и, оскаливая белые зубы, повторял какие-то одни и те же слова. Только когда он был совсем близко, я расслышал эти слова. Он не говорил, а всхлипывал: «Братцы, помилосердуйте. Братцы, помилосердуйте». Но братцы не милосердовали, и, когда шествие совсем поравнялось со мною, я видел, как стоявший против меня решительно выступил шаг вперед и, со свистом взмахнув палкой, сильно шлепнул ею по спине татарина. Татарин дернулся вперед, но унтер-офицеры удержали его, и такой же удар упал на него с другой стороны, и опять с этой, и опять с той. Полковник шел подле и, поглядывая то себе под ноги, то на наказываемого, втягивал в себя воздух, раздувая щеки, и медленно выпускал его через оттопыренную губу. Когда шествие миновало то место, где я стоял, я мельком увидал между рядов спину наказываемого. Это было что-то такое пестрое, мокрое, красное, неестественное, что я не по! ери л, чтобы это было тело человека.
— О господи, — проговорил подлез меня кузнец. Шествие стало удаляться, все так же падали с двух
сторон удары на спотыкающегося, корчившегося человека, и все так же били барабаны и свистела флейта, и все так же твердым шагом двигалась высокая, статная фигура полковника рядом с наказываемым.
(Л. Толстой. После бала)
Рассказ «После бала» был написан Л. Толстым в последний период творчества — в 1903 г. Весь рассказ — это события одной ночи, о которых герой вспоминает через много лет. Композиция рассказа четкая и ясная, в ней логично выделяются четыре части: большой диалог в начале рассказа, подводящий к повествованию о бале; сцена бала; сцена экзекуции и, наконец, заключительная реплика.
Для анализа предложена сцена экзекуции, в которой повествование ведется от лица героя, молодого человека, и на первый план выдвигаются формы, связанные с непосредственным восприятием и переживаниями героя, который как будто сейчас наблюдает происходящее, видит это впервые, даже не очень понимает, что происходит. (Следует напомнить, что сцена бала описывается человеком, для которого все это — далекое прошлое, и время действия и время рассказа в той части не совпадают.)
В этом отрывке много неопределенных местоимений и наречий, которые подчеркивают неясность, неопределенность представлений героя. Вводное слово очевидно во внутренней речи героя передает ту же неопределенность.
Если в сцене бала Л. Толстой использует характерные для описания эпитеты, эмоциональные определения, синонимы, то в сцене экзекуции определения единичны. И это не эпитеты в собственном смысле слова, они предметны (скользкая дорога, бе лые зубы, черные мундиры). Многие из них употреблены для создания контраста (антонимичные прилагательные белый — черный), но контраст создают также те предметы, нейтральные на первый взгляд, которые были использованы при описании бала, но теперь повторяются в новой ситуации: чер ные мундиры солдат и белые усы и румяное лицо полковника; его статная высокая фигура и спотыкающийся, корчившийся человек. Прилагательное красный, употребленное Л. Толстым в этой сцене (спина наказываемого), — это не только цвет. Если вспомнить, что в русской иконописи красный цвет часто обозначал ад и мученичество, то становится понятной его символичность в данном контексте.
Изменение внутреннего состояния влюбленного молодого человека автор передает, по сути, одной фразой: Но это была какая-то другая, жесткая, нехорошая музыка. Восходящая градация определений передает эту смену душевного состояния героя.
Грамматический характер большинства определений в этом эпизоде другой, чем в сцене бала: там это в основном прилагательные, здесь — причастия (оголенный по пояс человек, привязанный к ружьям, подрагивающая походка, под... сыпавшимися ударами и т. д.). В рассказе об экзекуции преобладают глаголы, даже в основе признака часто лежит значение действия, отсюда обилие причастий и деепричастий. Это хорошо заметно, если сравнить, например, описание полковника в сцене бала и в сцене экзекуции: 1. ...очень красивый, статный, высокий и свежий старик; ласковая, радостная улыбка, сложен он был прекрасно... 2. ...шел... втягивал в себя воздух, раздувая щеки, и медленно выпускал его через оттопыренную губу; грозно и злобно нахмурившись.
В предложениях этой части Толстой нагромождает детали, повторяет их, усложняет синтаксические конструкции; сначала просто сообщает: Приближающееся ко мне был оголенный по пояс человек, привязанный к ружьям двух солдат, которые его вели. Затем дальнейшая конкретизация: ...И не отставая от него, шел твердой, подрагивающей походкой высокий военный. Далее все более нагнетаются детали: И такой же удар упал на него с другой стороны, и опять с этой, и опять с той... И наконец: Шествие стало удаляться, все так же падали с двух сторон удары на спотыкающегося, корчившегося человека, и все так же били барабаны и свистела флейта, и все так же твердым шагом двигалась высокая, статная фигура полковника рядом с наказываемым. Обратим внимание на использование синтаксического параллелизма в этом отрывке. Все здесь подчеркивает ту последовательность, ту постепенность, с которой герой воспринимает события: он видит их все более точно, более подробно, и вместе с тем усиливается его душевное смятение, — так автор передает картину надвигающегося ужаса.
В небольшом рассказе Толстому многое удалось показать и выразить осуждение палочного наказания, а также другую, более глубокую мысль о безнравственности насилия вообще.



6 Лингвистика как наука о языке. Разделы лингвистики.

Термин лингвистика происходит от латинского слова lingua, что означает «язык». Следовательно, лингвистика — это наука, изучающая язык. Она дает сведения о том, чем выделяется язык среди прочих явлений действительности, каковы его элементы и единицы, как и какие происходят изменения в языке.
В лингвистике выделяются следующие разделы:
1. Лексикология, предметом которой является слово, — учение о словарном составе языка. Лексикология устанавливает значения слова, употребление слова в речи. Основная единица этого раздела — слово.
2. Фразеология изучает устойчивые выражения типа бить баклуши, используемые в данном языке.
3. Фонетика — раздел науки, изучающий звуковой строй языка. Основные единицы фонетики — звук, слог. Практическое применение фонетика находит в орфоэпии — науке о правильном произношении.
4. Тесно связанный с фонетикой раздел графика изучает буквы, т. е. изображение звуков на письме, и соотношение между буквами и звуками.
5. Словообразование — раздел науки о языке, изучающий способы и средства образования новых слов, а также строение имеющихся слов. Морфема — основное понятие словообразования.
6. Грамматика изучает строй языка. Она включает два раздела:
а) морфологию, изучающую словоизменение и части речи, имеющиеся в данном языке;
б) синтаксис, изучающий словосочетания и предложения.
7. Орфография — раздел науки, изучающий правила правописания.
8. Пунктуация изучает правила употребления знаков препинания.
9. Стилистика — учение о стилях речи и средствах языковой выразительности и условиях использования их в речи.
10. Культура речи — раздел языкознания, изучающий практическую реализацию в речи норм литературного языка.



7 Основные лингвистические словари русского языка.

Все словари делятся на энциклопедические и лингвистические. Энциклопедия представляет в сжатой форме современное состояние научных знаний в какой-либо области, т. е. описывает мир, объясняет понятия, дает биографические справки о знаменитых личностях, сведения о городах и странах, исторических событиях и т. п.
Цель лингвистических словарей другая — в них содержится информация о слове.
Существуют различные типы лингвистических словарей: толковые, словари иностранных слов, этимологические, орфографические, орфоэпические, фразеологические, словари синонимов, омонимов, антонимов, словари лингвистических терминов, синтаксические словари и др.
Толковые словари описывают смысл слов: к таким словарям следует обращаться, если надо выяснить, что означает слово. Широко распространенным и известным является «Толковый словарь русского языка» С. И. Ожегова, Н. Ю. Шведовой; «Словарь русского языка» в 4 томах АН СССР (так называемый Малый академический). Есть «Толковый словарь современного русского литературного языка» в 17 томах (так называемый Большой академический словарь) и «Толковый словарь русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова. Есть и специальные школьные толковые словари.
Особое место среди толковых словарей занимает «Толковый словарь живого великорусского языка» В. И. Даля, состоящий из 4 томов и содержащий более 200 тысяч слов и 30 тысяч пословиц, поговорок, присловий, загадок, которые приводятся как иллюстрации для пояснения значений слов. Хотя этбму словарю более 100 лет, его ценность не меркнет со временем: словарь Даля — неисчерпаемая сокровищница для всех тех, кто интересуется историей русского народа, его культурой и языком.
Происхождение слова, его путь в языке, исторические изменения в его составе фиксируют исторические и этимологические словари (например, «Этимологический словарь русского языка» М. Фас-мера, «Школьный этимологический словарь русского языка: Происхождение слов» Н. М. Шанского, Т. А. Бобровой).
Во фразеологических словарях можно найти описания устойчивых оборотов, узнать об их происхождении и употреблении.
В 1967 г. под ред. А. И. Молоткова был издан первый специальный «Фразеологический словарь русского языка», в котором объяснено свыше 4000 фразеологизмов. В середине 80-х гг. был опубликован «Школьный фразеологический словарь русского языка» В. П. Жукова, А. В. Жукова, содержащий объяснения наиболее употребительных фразеологизмов.
Сведения о правильном написании слова можно получить в орфографическом словаре, а о правильном произношении — в орфоэпическом.
Есть словари грамматические, содержащие информацию о морфологических свойствах слова.
Существуют словари, посвященные описанию отдельных групп лексики: синонимов, антонимов, омонимов, паронимов.
Лексикографы работают над составлением словарей языка писателей, есть, например, «Словарь языка Пушкина».
Словари речевых неправильностей и трудностей помогают избегать речевых ошибок в употреблении тех или других слов или их форм.



9 Основные источники богатства и выразительности русской речи.

Русский язык необычайно красив и богат. Многие помнят вдохновенное высказывание М. В. Ломоносова о русском языке: «Карл Пятый, римский император, говаривал, что ишпанским языком с Богом, французским — с друзьями, немецким — с неприятелями, итальянским — с женским полом говорить прилично. Но если бы он российскому языку был искусен, то, конечно, к тому присовокупил бы, что им со всеми оными говорить пристойно, ибо нашел бы в нем великолепие ишпанского, живость французского, крепость немецкого, нежность итальянского, сверх того, богатство и сильную в изображении краткость греческого и латинского языка». Великий ученый, конечно, прав: прекрасен, могуч, красив русский язык.
В чем же заключается богатство, красота, сила, выразительность нашего языка?
Есть специальные языковые средства выразительности речи. Они очень разнообразны. Любой раздел языка: фонетика, лексика, грамматика — обладает ими. Первый критерий богатства речи — это количество слов, которые мы используем. У Пушкина, например, в обращении было более двадцати тысяч слов. Но о богатстве речи судят не только по количеству слов, а прежде всего по умению использовать эти слова, учитывая их разные значения, стилистическую окраску. Большинство слов русского языка многозначно, и это их свойство является источником выразительности речи (о многозначности и переносном употреблении слов см. билет № 13).
Источником богатства речи являются также синонимические ряды слов (об употреблении синонимов в речи см. билет № 13).
В фонетике такими средствами являются звуки, их подбор и сочетание (см. билет № 6), богатейшие особенности русской интонации (см. билет № 7).
Русский язык выделяется среди других языков удивительным богатством словообразовательных морфем, прежде всего суффиксов. Одни придают слову пренебрежительную окраску (книженция, офицерье), другие — уменьшительно-ласкательную (сынишка, бабуля), в третьих отображена оценка (старичок и старикашка, старикан). Морфемы создают богатейшие возможности для образования слов различных частей речи, с помощью словообразовательных морфем конкретизируются значения однокоренных слов. Вот как писал об этом Н. Г. Чернышевский, в шутливой форме доказывая преимущество русского языка перед французским:
«В споре о богатстве русского и французского языков мнения разошлись. Убедительнейшим аргументом в пользу превосходства первого оказались приставочные глаголы.
— Мне кажется, что очень легко доказать богатство и превосходство русского языка перед французским.
— Как? Что? Докажите! — закричало ему несколько голосов.

— Да вот, господа! Про меня можно сказать, что я заплешивел. Этот глагол выражает начало, основание к дальнейшему следствию. Про Ивана Ивановича (он указал на своего приятеля) должно сказать, что он пооплешивел. Этот глагол, как вы сами понимаете, выражает, что Иван Иванович не совсем еще плешив, но порядочно подвинулся к своей цели. Петр Петрович (это был мнимый знаток русского языка и главный спорщик), конечно, не обидится и не станет спорить, если я скажу про него, что он оплешивел, так как этот глагол означает почти конченное событие. Про Сергея Ильича я имею полное право сказать, что он переплешивел, т. е. вдался в излишество по части волос, а если бы здесь был Трофим Петрович, то он, наверное, согласился бы со мною, что он уже отплешивел, т. е. исполнил все по этой части и ничего более уже сделать не может. Извольте перевести все эти глаголы на французский язык, и тогда я соглашусь, что он богаче русского».
Грамматика также является источником богатства и выразительности речи (см. билеты № 15, 16).
Богатство стилей русского языка также служит источником выразительности речи



10 Изобразительные средства фонетики русского языка.

Русская фонетическая система гибка и выразительна. Звучащая речь является основной формой существования языка, а в художественном тексте каждое слово «крупнее этого же слова в общеязыковом тексте». (Ю. Лотман)
В художественном произведении, главным образом в поэзии, используются различные приемы усиления фонетической выразительности речи. Одним из главных изобразительных средств фонетики является стилистический прием, состоящий в подборе слов близкого звучания.
Пирует Петр. И горд, и ясен,
И славы полон взор его.
И царский пир его прекрасен.
(А. Пушкин)
Здесь повторяются гласные [о] и [а] и согласные [п], [р], [т]. Это делает стих музыкальным и ярким. В зависимости от качества повторяемых звуков различают аллитерацию и ассонанс.
Аллитерацией называется повторение согласных звуков. Например: По небу голубому проехал гро хот грома. (С. Маршак) Звонкий дрожащий [р] в сочетании с [г] создает впечатление раската грома. Примеры аллитерации:
Я вольный ветер, я вечно вею, Волную волны, ласкаю ивы, В ветвях вздыхаю, вздохнув, немею, Лелею травы, лелею нивы.
(К Бальмонт)
Повторение [л], [л], [в], [в] создает образ ветра, дуновение которого ощущаешь почти физически.
Прекрасно владел этим приемом А. С. Пушкин. В романе «Евгений Онегин» он дает описание двух бальных танцев:
Мазурка раздалась. Бывало, Когда гремел мазурки гром, В огромной зале все дрожало, Паркет трещал под каблуком, Тряслися, дребезжали рамы; Теперь не то: и мы, как дамы, Скользим по лаковым доскам.
Подбор согласных звуков дает читателю отчетливое представление о различии танцев: плавность, медленность второго танца подчеркивается обилием звуков [л] и [м]; напротив, скопление звуков [г], [р], [з], [ж] при описании первого танца вызывает ощущение его стремительности, энергичности.
Ассонансом называют повторение гласных: Пора, пора, рога трубят. (А. Пушкин) В основе ассонанса обычно бывают только ударные гласные, так как в безударном положении гласные часто изменяются. Примеры ассонанса:
Быстро лечу я по рельсам чугунным, Думаю думу свою.
(Я. Некрасов)
Повторяется звук [у], создавая впечатление гудящего мчащегося поезда.
Но в искупленьях долгой кары, Перетерпев судеб удары, Окрепла Русь. Так тяжкий млат, Дробя стекло, кует булат.
(А. Пушкин)
Тиха украинская ночь. Прозрачно небо,
Звезды блещут.
Своей дремоты превозмочь
Не хочет воздух.
(Л. Пушкин)
Мело, мело по всей земле Во все пределы. Свеча горела на столе, Свеча горела.
(Б. Пастернак)
В последнем примере ассонанс на [э] сочетается с аллитерацией на [м], [л], [в], [с]. Все это создает особую музыкальность поэтических строк.
В художественной речи средствами звукописи часто подчеркиваются те или иные образы произведения. Например, читая пушкинские строки,
Оттоль сорвался раз обвал,
И с тяжким грохотом упал,
И всю теснину между скал
Загородил,
И Терека могучий вал
Остановил...
слышишь «тяжкий грохот», гул медленно падающей огромной глыбы.
Другим приемом звукописи является звукоподражание — употребление слов, которые своим звучанием напоминают слуховые впечатления от изображаемого явления. Уже более двух веков образцом звукоподражания остаются строки А. Сумарокова, где кваканье лягушек изображено так: О как, о как нам к вам, бога, не гласить!
Есть слова, которые своим звучанием напоминают называемые ими действия (шуршать, шипеть, бренчать, храпеть, цокать, тикать и т. п.). Звучание таких слов в художественной речи усиливается их фонетическим окружением: Вот дождик вкрад чиво прокрапал. (А. Твардовский) Повторение созвучия кр напоминает постукивание дождевых капель по железной крыше. А в скороговорке От топота копыт пыль по полю летит фонетическая выразительность главного звукоподражательного слова топот усиливается аллитерацией на [т] — [п].
Рифма, эта яркая особенность стиха, тоже строится на фонетических возможностях русской звуковой системы — на звуковых повторах:
Горные вершины Спят во тьме ночной. Тихие долины Полны свежей мглой.
(М. Лермонтов)
Важным средством организации поэтической речи является ударение, оно ритмически организует стихотворение.



11 Основные элементы интонации (логическое ударение, пауза, повышение и понижение голоса, тон речи и др.).

Любое высказывание произносится с интонацией. Интонация — явление сложное, она состоит из нескольких компонентов.
1. В каждой фразе есть логическое ударение, оно падает на то слово, которое по смыслу самое важное во фразе. С помощью логического ударения можно уточнить смысл высказывания, например: а) Завтра мы поедем в театр (а не на следующей неделе); б) Завтра мы (наш класс, а не другой) поедем в театр; в) Завтра мы поедем в театр (а не пойдем); г) Завтра мы поедем в театр (а не на экскурсию).
2. Интонация состоит из повышений и понижений голоса — это мелодика речи. Она в каждом языке своя.
3. Речь протекает ускоренно или замедленно — это образует ее темп.
4. Интонацию характеризует тембр речи, зависящий от целевой установки. Он может быть «мрачным», «веселым», «испуганным» и т. д.
5. Пауза — остановка, перерыв в движении тона бывает всегда на границе фраз, но может быть и внутри фразы. Очень важно делать паузы в нужном месте, так как от этого зависит смысл высказывания. Как удивили его слова / брата!
Как удивили его / слова брата!
Паузы бывают логическими (смысловыми) и психологическими (диктуемыми чувствами). Логические паузы отделяют друг от друга группы слов, объединенные общим смыслом. Психологические паузы К. Станиславский называл «красноречивым молчанием». Среди пауз такого типа выделяют паузы припоминания (А этот, / как его/, он турок или грек?//Тот,/черненький/на ножках журавлиных... (А. Грибоедов); паузы молчания (Хотя страшился он сказать... Нетрудно было б отгадать, Когда б... но сердце, Чем моложе, Тем боязливее, Тем строже хранит, хранит причину от людей своих надежд, своих страстей. (М. Лермонтов) Необходимость психологической паузы автор часто подсказывает многоточием.



12 Использование слов в переносном значении для создания тропов.

Многие слова русского языка имеют одновременно несколько значений. Такое явление называется многозначностью, или полисемией. Например, у слова золотой следующие значения: 1) сделанный из золота (золотые украшения); 2) цвета золота, желтый (золотые волосы, золотая нива); 3) очень хороший, ценный (золотой работник); 4) счастливый, радостный (золотая пора юности); 5) дорогой, любимый (золотая моя девочка). Связь между этими значениями очевидна: название одного понятия как бы перенесено на другое. Первое значение является прямым, остальные — переносными. Переносные значения могут быть связаны с прямым на основе сходства (например, внешнего вида, цвета — см. второе значение), но эти связи могут быть и сложнее — на основе смежности (золото — ценный металл, и по признаку ценности три последних значения связаны с первым).
Слова и выражения, употребленные в переносном значении и создающие образные представления о предметах и явлениях, называются тропами. Среди тропов выделяют олицетворение, эпитет, метафору, сравнение и др.
Наделение неодушевленных предметов признаками и свойствами человека называется олицетворением. Под пером писателя часто оживают окружающие нас предметы: море дышит полной грудью, лес настороженно молчит, волны ласкаются к берегу... В рассказе «Железная старуха» А. Платонов пишет:
Шумели листья на дереве; в них пел ветер, идущий по свету.
Малолетний Егор сидел под деревом и слушал голос листьев, их кроткие бормочущие слова.
...Ветер умолкал, а потом снова медленно бормотал, шевеля листья и повторяя прежние слова.
При олицетворении описываемый предмет внешне уподобляется человеку: Зеленая прическа, девическая грудь, о тонкая березка, что загляделась в пруд? (С. Есенин) Еще чаще неодушевленным предметам приписываются действия, которые доступны лишь людям: И цветущие кисти черемух мыли листьями рамы фрамуг. (Б. Пастернак) Изрыдалась осенняя ночь ледяными слезами. (А. Фет) Особенно часто писатели обращаются к олицетворению, описывая картины природы:
Клен ты мой опавший, клен заледенелый, Что стоишь нагнувшись под метелью белой? Или что увидел? Или что услышал? Словно за деревню погулять ты вышел.
(С. Есенин)
Другим видом тропов является эпитет.
Эпитетом называют художественное определение, т. е. красочное, образное, которое подчеркивает в определяемом слове какое-нибудь его отличительное свойство. Эпитетом может служить всякое значащее слово, если оно выступает как художественное, образное определение к другому: 1) существительное (бродяга ветер; дева роза); 2) прилагательное (серебряная береза, роковые часы); 3) наречие и деепричастие (жадно смотрит; несутся сверкая), но чаще всего эпитеты выражаются с помощью прилагательных, употребленных в переносном значении.
Эпитеты являются одним из самых распространенных и любимых авторами тропов, с помощью которого они конкретизируют явления или их свойства.
Для устного народного творчества характерны так называемые постоянные эпитеты. Трудно не согласиться, что лучшим определением моря, сразу вызывающим в воображении его вид, является эпитет синее, что нельзя лучше передать необъятный простор степи, чем эпитетом раздолъице чисто по ле. Девица в русских сказках характеризуется эпитетом красная, а молодец — добрый. В былинах имя врага неразрывно, навсегда связано с эпитетами собака, вор.
Мать сыра земля — так ласково называют родину герои былин и сказок.
Интересно, что в сказках, песнях, былинах солнце называется красным, даже если упоминается осенний пасмурный день: Померкло солнце красное, море — всегда синее, даже если изображается буря: Почернело синее море; Вот идет он к синему морю, видит, на море черная буря.
В этом особенность употребления постоянных эпитетов как средства стилизации.
Одним из тропов художественной речи является метафора — слово или выражение, употребленное в переносном значении на основе сходства. Еще Аристотель заметил, что «слагать хорошие метафоры — значит подмечать сходство...». В основе всякой метафоры лежит неназванное сравнение одних предметов с другими, имеющими общий признак, но которые в нашем представлении связываются с совершенно иным кругом явлений. В метафоре (в отличие от сравнения) не называется тот предмет, который образно характеризуется с помощью тропа. Например, А. Пушкин свою юность называет весной: Смирились вы, моей весны высокопарные мечтанья, используя переносное значение этого слова (пора расцвета, молодости). Нередко он метафорически называет конец жизни закатом, используя переносное значение этого слова (конец, исход): Тогда роман на старый лад займет веселый мой закат; И, может быть, на мой закат печальной блеснет любовь улыбкою прощальной. На сходстве во временной последовательности явлений построено его стихотворение «Телега жизни»:
Хоть тяжело подчас в ней бремя, Телега на ходу легка; Ямщик лихой, седое время, Везет, не слезет с облучка.
С утра садимся мы в телегу; Мы рады голову сломать И, презирая лень и негу, Кричим: пошел! ...
Но в полдень нет уж той отваги; Порастрясло нас; нам страшней И косогоры и овраги; Кричим: полегче, дуралей!
Катит по-прежнему телега; Под вечер мы привыкли к ней И дремля едем до ночлега, А время гонит лошадей. Широко развернутые метафоры можно встретить и в прозаическом тексте. Например: Я начал писать книгу по плану, но, сколько я ни бился, книга просто рассыпалась у меня под руками. Мне никак не удавалось спаять материал, сцементировать его, дать ему естественное течение.
Материал расползался. Интересные куски провисали, не поддержанные соседними интересными кусками. Они одиноко торчали, не связанные с тем единственным, что могло бы вдохнуть жизнь в эти архивные факты, — с живописной подробностью, воздухом времени, близкой мне человеческой судьбой. (К. Паустовский)
В метафоре писатель или поэт создает образ — художественное представление о предметах, явлениях, которые он описывает, а читатель улавливает, понимает, на каком именно сходстве основана смысловая связь между переносным и прямым значением слова.
Одним из поэтических тропов является сравнение, т. е. сближение двух явлений, чтобы пояснить одно через другое. В любом сравнении можно выделить предмет сравнения, образ сравнения и признак сходства. Например, в стихотворении Н. Рубцова «Оттепель» предмет сравнения — дома на темной улице, образ сравнения — декорации, признак сходства — неясность очертаний, необычное освещение, создающее иллюзорность картины:
Нахмуренное, с прозеленью, небо,
Во мгле, как декорации, дома.
Асфальт и воздух
Пахнут мокрым снегом,
И веет мокрым холодом зима.
На этих трех элементах построено сравнение: Во мгле, как декорации, дома.
Сравнение служит для образного описания самых различных признаков предметов, качеств, действий. Например, сравнение помогает дать точное описание цвета: Густое, как синька, море. (К. Паустовский) Как пена, грудь ее бела... как тучи, локоны чернеют... ее уста, как роза, рдеют. (А. Пушкин) Сопоставляемые предметы могут сближаться на основании сходства функций: Ярким солнцем в саду пламенеет костер, и, сжимаясь, трещит можжевельник; точно пьяных гигантов столпившийся хор, раскрасневшись, шатается ельник. (А. Фет)
Сравнения бывают различными по структуре. Чаще всего они выступают в форме сравнительного оборота, присоединяемого с помощью союзов как, точно, словно, как будто, что и др.:
Морозец звонок, как подкова. Перефразируя Глазкова, Трамваи, как официантки,
Когда их ждешь, то не идут.
(Ц. Самойлов}
Небо, влажное от умиленья, Как художник, на город глядит.
(И. Уткин)
Эти же союзы могут присоединять и придаточные сравнительные предложения: Закружилась листва золотая в розоватой воде на пруду, словно бабочек легкая стая с замираньем летит на звезду. (С. Есенин)
Часто встречается форма сравнения, выраженного существительным в творительном падеже: Буквы муравьями тлеют на листах. (Э. Багрицкий)
Бывают сравнения, которые передаются формой сравнительной степени наречия или прилагательного: Из мрака куст ползет, мохнатей медвежонка. (В. Луговской) Земля пушистее ковра под ним лежала. (Н. Тихонов)
Есть сравнения, которые включаются в предложение с помощью слов похож, подобен, напоминает: Там океан горит огнем, как ад, а медузы похожи на кружевные юбочки балерины. (К. Паустовский) Особой формой образного сравнения являются отрицательные сравнения, в которых один предмет противопоставляется другому:
Не ветер бушует над бором, Не с гор побежали ручьи, Мороз-воевода дозором Обходит владенья свои.
(Н. Некрасов)
Такого рода сравнения особенно характерны для произведений устного народного творчества:
То не ветер ветку клонит, Не дубравушка шумит, То мое сердечко стонет, Как осенний лист, дрожит.
(Народная песня)
Иногда для сравнения автор использует сразу два образа, предоставляя читателю право выбрать наиболее точный: Как в пулю сажают вторую пулю или бьют пари по свечке, так этот раскат берегов и улиц Петром разряжен без осечки. (Б. Пастернак)
В стихотворении М. Лермонтова «Дума» есть случаи, когда одно сравнение усиливает другое:
Богаты мы, едва из колыбели,
Ошибками отцов и поздним их умом,
И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели,
Как пир на празднике чужом.
С помощью сравнений авторы создают целые художественные картины, дают описания предметов. Например, стихотворение Н. Заболоцкого «Голос в телефоне»:
Раньше был он звонкий, точно птица, Как родник, струился и звенел, Точно весь в сиянии излиться По стальному проводу хотел. А потом, как дальнее рыданье, Как прощанье с радостью души, Стал звучать он полный покаянья И пропал в неведомой глуши.
Сгинул он в каком-то диком поле, Беспощадной вьюгой занесен... И кричит душа моя от боли, И молчит мой черный телефон.
Как и всякие другие тропы, сравнения могут быть общеязыковыми и индивидуально-авторскими: голубой как небо, зеленый как трава, быстрый как ветер, лысый как колено. Общеязыковых сравнений много в устойчивых словосочетаниях: крутится как белка в колесе, пристал как банный лист, глуп как пробка.
Художественные сравнения у большинства авторов новы, неожиданны, необычны. Особенно это проявляется при сопоставлении описаний одних и тех же предметов у разных поэтов; скажем, облачного неба:
Ненастный день потух; ненастной ночи мгла По небу стелется одеждою свинцовой.
(А. Пушкин)
Не греет землю солнышко, И облака дождливые, Как дойные коровушки, Идут по небесам.
(Я. Некрасов)
И сбежались с уральской кручи Горностаевым мехом тучи.
(Я. Асеев)
Туч вечерних червонный ковер Самоцветными несся шелками.
(В. Луговской)
Надо мной
Между березой и сосной
В своей печали бесконечной
Плывут, как мысли, облака...
(Я Рубцов)
В таких сравнениях наиболее ярко отражается присущее только автору индивидуальное восприятие действительности.



13 Исторические изменения в словарном составе языка. Архаизмы и историзмы.

Лексика русского языка постоянно изменяется, беспрерывно обогащается, обновляется. Одни слова живут на протяжении веков, другие — отмирают, не успев родиться, иногда приобретают другие значения. Словарный состав языка условно делят на активный и пассивный. В активный словарь входят слова часто употребляемые, хорошо известные носителям языка. Пассивный словарь состоит из слов либо устарелых, либо, наоборот, только что появившихся и поэтому не вошедших в активный словарь, не ставших общеупотребительными. Среди устаревших слов различают историзмы и архаизмы.
Многие слова исчезают из языка потому, что перестает существовать то, что обозначалось этим словом. Например, нет слов кивер (военный высокий головной убор из толстой кожи), конка (вид городского транспорта), гридь (воин-телохранитель князя в Древней Руси). Эти слова — историзмы. Они и им подобные перестали употребляться в активном запасе, поскольку исчезли те реалии, которые они обозначали. Они употребляются лишь в научной, специальной или художественной литературе в качестве средства образного воссоздания исторической эпохи, объективного ее отражения.
Некоторые слова исчезли потому, что не выдержали конкуренции с другими, более употребительными: выя — шея, десница — правая рука, тать — вор, ланиты — щеки. Это архаизмы. Архаизмы придают речи торжественность, приподнятость, поэтому часто используются в художественной литературе. Например, стихотворение А. Пушкина «Пророк» насыщено архаизмами:
Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился, —
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.
Перстами легкими, как сон,
Моих зениц коснулся он...
Иногда устаревает не все слово, а только одно его значение. Например, слово пошлый утратило значение обычный, неоригинальный, избитый, и поэтому современный читатель может неправильно понять Пушкина, читая «Евгения Онегина»:
Онегин с Ольгою пошел; Ведет ее, скользя небрежно, И, наклонясь, ей шепчет нежно Какой-то пошлый мадригал.
Архаизмы могут отличаться от современных слов не целиком, а лишь некоторыми звуками: огнь — огонь, пиит — поэт, вран — ворон. Иногда они отличаются ударением: символ (вместо современного символ), призрак (см. у М. Лермонтова: Его насмеш ливый призрак и днем и ночью дух тревожит). У некоторых архаизмов устарела морфемная структура: сейчас не говорят свирепство (свирепость) или нервический (нервный).
Таким образом, причины появления историзмов в изменении быта, обычаев, в развитии науки, техники, культуры. На смену одним вещам приходят другие, а вместе с ними и слова. Например, исчезли такие виды одежды, как кафтан, армяк, камзол, вышли из употребления и их названия.

Причины появления архаизмов в другом — в развитии языка, в обновлении его словаря: на смену одним словам приходят другие.



14 Основные источники пополнения лексики. Неологизмы.

Лексика русского языка, как и любого другого, постоянно пополняется, обогащается, обновляется. Слова исчезают, выходят из употребления, другие, наоборот, появляются, начинают активно использоваться носителями языка.
Лексический запас языка может обогащаться разными путями. Например, в определенные периоды развития государства в его языке появляется значительное количество заимствованной лексики, что наблюдается, например, в настоящий период в русском языке. Однако основным источником пополнения словарного запаса является не заимствование, а образование новых лексических единиц на базе родного языка путем использования разных способов словообразования.
Слова и словосочетания, созданные для обозначения новых явлений действительности, новых предметов или понятий, называются неологизмами (от греч. neos — новый и logos — слово).
Неологизмы — это новые слова общенародного языка. Значительные события общественной жизни, научно-технические открытия способствуют порождению целых серий неологизмов. Так, в 60-е гг. в связи с развитием космонавтики появилось много новых слов, связанных с космосом: космонавт, космодром, ракетодром, луноход и др. Конечно, в настоящее время их уже нельзя считать неологизмами, поскольку они давно вошли в язык, широко в нем употребляются.
Примеры неологизмов нашего времени: спонсор, сериал, плейер, ликомбез (ликвидация компьютерной безграмотности), программист, кварки (элементарные частицы), хромодинамика (раздел физики).
Бывает, что неологизмы создает конкретный человек, который испытывает необходимость назвать новую реалию. Так, в свое время Н. М. Карамзин создал слово промышленность, которое стало настолько общеупотребительным, что авторским неологизмом признано быть не может. Писатель Д. Данин назвал кентавристикой новую науку, предмет которой — совместимость несовместимого, сочетаемость несочетаемого.
Довольно много авторских неологизмов создают поэты. Их новообразования отличаются необычностью, свежестью, они не устаревают, даже если созданы очень давно. Эти слова не входят в общелитературный язык.
Примеры авторских неологизмов: Красный цвет зареет издали. (А. Блок) Синеет небо, далеет Нарва. (И. Северянин) Глаза ее звездились. (К. Федин) Доктор посмотрел младенца, а потом и говорит: «Инфлюэнца, симуленца, притворенца, лоды-рит». (С. Маршак) это слово обозначало свободное единение людей на основе любви к Богу.
Неологизмы возникают подчас на базе словосочетания по закону речевой экономии. Например, услышав слово физики, можно подумать, что речь идет об ученых, однако этим словом сейчас часто называют членов управления физической защиты московской налоговой полиции (слово возникло на базе словосочетания).



15 Происхождение слов: исконно русские и заимствованные слова. Старославянизмы.

В словарном составе русского языка можно выделить два основных пласта слов в зависимости от их происхождения: исконно русскую лексику и лексику заимствованную.
Под исконно русской лексикой понимаются те слова, которые образовались непосредственно в русском языке в разные периоды его развития. Есть несколько групп исконно русских слов.
1. Общеславянские слова, которые вошли в русский язык из славянского языка-основы. Это, например, названия лиц по родству (брат, сестра, мать, отец)] названия некоторых орудий труда (соха, плуг); наименования лиц по роду их занятий (ткач, жнец); названия жилища (дом, двор); названия продуктов питания, пищи (молоко, каша, пирог, мед, квас); названия деревьев (липа, дуб, сосна, береза).
2. Восточнославянские (или древнерусские) слова, которые возникли в русском языке примерно в XI—XIV вв. Таких слов очень много, они общие для русского, украинского и белорусского языков, составлявших единый восточнославянский язык. Например: дядя, племянник, коромысло, скатерть, кочерга, лодка, овраг, крыша, кружево, мешок, зодчий и др.
3. Собственно русские слова, появившиеся начиная с XIV в. после разделения восточнославянского языка на украинский, белорусский и русский. Сюда относятся все слова, кроме заимствованных.
Помимо исконной лексики в словарном составе русского языка есть и заимствованные слова, составляющие не более десяти процентов от общего количества слов. Заимствование происходит в результате экономических, политических, культурных контактов с другими народами.
Особую группу заимствованных слов составляют старославянизмы. Так принято называть слова, пришедшие из старославянского языка, древнейшего языка славян. В IX в. этот язык был письменным языком в Болгарии, Македонии, Сербии, а после принятия христианства стал распространяться и на Руси в качестве письменного, книжного языка.
Старославянизмы обладают отличительными чертами. Вот некоторые из них:
1. Неполногласие, т. е. сочетания ра, ла, ре, ле на месте русских оро, оло, ере, еле (враг — ворог, сладкий — солод, млечный — молочный, брег — берег).
2. Сочетания ра, ла в начале слова на месте русских ро, ло (работа — хлебороб, ладья — лодка).
3. Сочетание жд на месте ж (чуждый — чужой, одежда — одёжа, вождение — вожу).
4. Щ на месте русского ч (освещение — свеча, мощь — мочь, горящий — горячий).
5. Начальные а, е, ю вместо русских л, о, у (агнец — ягненок, един — один, юноша — уноша).
6. В русском языке есть достаточно много морфем старославянского происхождения:— суффиксы ени-, енств-, знъ-, телъ-, ын- (единение, блаженство, жизнь, хранитель, гордыня);
— суффиксы прилагательных и причастий: ейш-, айш-, ащ-, ущ-, ом-, им-, енн- (добрейший, горчай ший, горящий, бегущий, ведомый, хранимый, благословенный);
— приставки: воз-, из-, низ-, чрез-, пре-, пред-(воздать, извергнуть, низвергнуть, чрезмерно, презирать, предпочитать);
— первая часть сложных слов: благо, бого, зло, грехо, велико (благодаяние, богобоязненный, злословие, грехопадение, великодушие).
Многие из старославянских слов утратили оттенок книжности и воспринимаются нами как обычные слова повседневной речи: овощи, время, сладкий, страна. Другие по-прежнему сохраняют стилистический оттенок «высокости» и употребляются для придания особой выразительности речи (например, стихотворения А. Пушкина «Анчар» или «Пророк», стихотворение М. Лермонтова «Нищий» и др.).
Помимо старославянизмов в русский язык вошли также слова из других языков.
Из греческого еще в древние времена пришли многие названия из области религии (лампада, ангел, демон, клирос и т. п.), научные термины (география, математика, философия), названия из области науки и искусства (анапест, комедия, хорей).

Информация

Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 60 дней со дня публикации.

Популярные новости

Статистика сайта






 
Copyright © НеОфициальный сайт факультета ЭиП