Вы на НеОфициальном сайте факультета ЭиП

На нашем портале ежедневно выкладываются материалы способные помочь студентам. Курсовые, шпаргалки, ответы и еще куча всего что может понадобиться в учебе!
Главная Контакты Карта сайта
 
Где мы?

Реклама


ПОБЕДА ТРОЯНЦЕВ

Просмотров: 2250 Автор: admin
Ранним утром, когда на небо взлетела богиня зари Эос и алым светом загорелся восток, Зевс-громовержец, собрав богов на светлом Олимпе, сказал им: — Выслушайте меня, бессмертные боги! Пусть никто из вас не осмеливается сегодня сходить с высокого Олимпа на помощь либо грекам, либо троянцам. Ослушника же я низвергну в глубочайшую бездну Тартара, чтобы знал он, насколько я сильнее богов бессмертных. Если хотите изведать мою силу, то возьмите цепь золотую, спустите ее до земли и попробуйте стащить меня с Олимпа. Я же возьму эту цепь и подыму ею всю землю с морями. Поразила страхом богов грозная речь Зевса. Ответила Зевсу богиня Афина: — О великий громовержец, знаем все мы, что беспредельна твоя сила, но все мы скорбим о греках. Неужели обречены они на гибель? — Дочь моя,—ответил Зевс,—не намерен я погубить всех греков. Сказав это, запряг Зевс в колесницу златогривых коней, взял в руки золотой бич и, одетый в златые одежды, встал на колесницу. Быстро погнал он коней, и помчались они меж землей и небом на высокую Иду. Там сел Зевс на самой вершине и стал смотреть, как готовятся к битве греки и граждане Трои. Выступили войска в поле и быстро сошлись. Опять началась ужасная битва. Настал полдень. Зевс взял золотые весы и взвесил на них жребий троянцев и греков. До неба поднялся жребий троянцев, суля им удачу, жребий же греков опустился до самой земли, гибелью грозя многим из них. Грянул гром великого Зевса с Иды, и бросил он сверкающую молнию в войско греков. Ужас объял воинов. В поле остался лишь Нестор. Один из его коней был ранен стрелой Париса и взвился на дыбы. Напрасно старался Нестор обрезать упряжь коня, это ему не удалось. Приближался уже к нему Гектор на своей колеснице. Погиб бы старец Нестор, но подоспел к нему на помощь Диомед. Он призывал и Одиссея на помощь, но не услыхал Одиссей его призыва. Взял Нестора к себе в колесницу Диомед и помчался навстречу Гектору. Бросил копьем в Гектора Диомед, но промахнулся, попал в грудь его вознице и поразил его насмерть. Кинулись в сторону кони Гектора. Вместо возницы стал на колесницу герой Архептолем. Может быть, увидав подвиг Диомеда, остановились бы бегущие греки. Но Зевс бросил сверкающую молнию пред конями Диомеда. Страшно вспыхнуло пламя молнии, и кинулись назад кони. Стал убеждать Диомеда Нестор покинуть поле битвы, так как не ему предвещает Зевс победу. Как ни хотелось Диомеду продолжать сражение, послушался он Нестора и направил коней к толпам бегущих греков. Троянцы же подняли страшный крик и засыпали греков тучей стрел. Насмехался Гектор над обратившимся в бегство Диомедом. Три раза хотел вернуться Диомед, и три раза раздавались грозные раскаты грома Зевса. Гектор понял, что своими громами предвещает Зевс победу троянцам. Он воодушевлял их преследовать греков и грозил, ворвавшись в их лагерь, сжечь корабли. Прогневалась Гера, услыхав угрозы Гектора. Она стала просить колебателя земли, бога Посейдона, помочь грекам, но отказался великий повелитель морей. А бой кипел уже у самой стены, окружавшей стан греков. Внушила Гера Агамемнону мысль воодушевить греков. Встав на корабль Одиссея, воззвал Агамемнон к воинам и призывал их мужественно защищаться. Молил и Зевса Агамемнон послать помощь и не дать погибнуть грекам от рук троянцев. Смилостивился Зевс и послал знамение грекам. Над жертвенником Зевса взвился орел и бросил на жертвенник оленя, которого держал в когтях. Увидав знамение, воспрянули духом греки и отразили троянцев. Всех отважнее бился царь Диомед. Многих сразил он тогда троянских героев. Храбро бились и другие герои греков. Но особенно отличился сводный брат Теламонида Аякса—Тевкр. Из своего лука одного за другим поразил он многих троянских героев. Поразил он и сына Приама, прекрасного Горгифиона- Как склоняет под тяжестью покрывшей его росы мак свой красный цветок, так склонил голову, увенчанную шлемом, Горгифион и упал на землю. Убил Тевкр и возницу Гектора—его друга Археп- толема. Закипел Гектор гневом и бросился на Тевкра. Ранил его он тяжелым камнем в плечо около шеи. Застонал Тевкр. Убил бы его Гектор, если бы не прикрыл брата щитом Аякс и не велел бы слугам отнести раненого к кораблям. Опять возбудил храбрость троянцев Зевс. До самых кораблей оттеснили греков троянцы. Грозно носился по рядам Гектор. Жаль стало Гере греков, и она упросила Афину поспешить им на помощь. Согласилась Афина. Надела она доспехи и вместе с Герой понеслась на колеснице со светлого Олимпа. Увидал мчавшихся богинь с высокой Иды Зевс. Полный гнева, послал он вестницу богов Ириду остановить богинь, грозя им своим гневом. Испугались гнева Зевса богини Гера и Афина, полные печали, вернулись они на Олимп. Вскоре вернулся на Олимп и Зевс-громовержец. На вопросы Зевса, чем опечалены так богини, и на угрозы Зевса ответила Гера, что скорбят они о греках. Зевс сказал Гере, что до сих пор будут побеждать троянцы, пока Агамемнон не примирится с Ахиллом и не пошлет ему богатых даров за то оскорбление, которое нанес ему. Село солнце. Ночь покрыла покровом землю. Прекратилась кровопролитная битва. По совету Гектора, не вернулись троянцы в священную Трою. Они расположились на Надеялся Гектор, что удастся ему на следующий день одер жать победу окончательную над греками и изгнать их из Троады. Множество костров развели троянцы на поле. Словно звезды, сверкали эти костры во мраке ночи.

АГАМЕМНОН ДЕЛАЕТ ПОПЫТКУ ПРИМИРИТЬСЯ С АХИЛЛОМ

Агамемнон, опечаленный победой троянцев, разослал глашатаев созвать на совет вождей. Собрались вожди, и с печалью стал говорить Агамемнон о том, что приходится теперь бежать из Троады в Грецию, так как это, по-видимому, угодно Зевсу. Но Диомед гневно возразил Агамем нону, что он может один, если так хочет, покинуть Троаду, другие же вожди останутся и будут сражаться до тех пор, пока не возьмут Трою. Не советовал и Нестор бежать, советовал старец Агамемнону устроить пир и на нем обсудить, что делать, а для охраны стана выставить стражу. Исполнил Агамемнон совет Нестора. Семьсот юношей под предводительством семи вождей пошли охранять стан греков. Остальные вожди остались в шатре Агамемнона. Во время пира стал советовать Нестор Агамемнону примириться с Ахиллом. Внял Агамемнон Нестору. Он объявил вождям, что великие дары даст он Ахиллу, вернет ему Брисеиду, а когда возвратятся все с победой на родину, даст Ахиллу в жены одну из своих дочерей, а в приданое—много богатых городов. Одобрили вожди решение Агамемнона и решили послать для переговоров с Ахиллом к нему в шатер Теламонида Аякса, Одиссея и Феникса, а при них глашатаями — Эврибата и Годия. Этих героев особенно любил Ахилл. Много наставлений дал этим послам Нестор. Когда послы Агамемнона пришли к Ахиллу, они застали его играющим на лире и воспевающим славу героям. Около Ахилла сидел и друг его Патрокл. Приветливо встретил Ахилл героев и приготовил для них богатый пир. Насытившись, Одиссей обратился к сыну Пелея и стал уговаривать его примириться с Агамемноном. Рассказал Одиссей, как теснят греков троянцы, предводительствуемые Гектором, перечислил Одиссей и те дары, которые обещает Агамемнон как знак примирения. Напомнил Одиссей Ахиллу и то, как наставлял сына Пелей, отпуская его в поход, как советовал избегать распри. Но отказался Ахилл примириться с царем Микен: он не мог забыть обиду, которую причинил ему Агамемнон. Ахилл сказал, что даже в том случае отказался бы он примириться с Агамемноном, если бы он обещал ему дать дары, равные всем богатствам египетских Фив. Непреклонен был Ахилл и даже грозил отплыть обратно во Фтию. Но Феникс, скорбя о судьбе греков, продолжал уговаривать Ахилла примириться. Но ничего не ответил Фениксу Ахилл. Теламонид Аякс обратился тогда к Одиссею и звал его покинуть скорее шатер Ахилла и идти возвестить вождям ответ Ахилла. Сделал последнюю попытку Аякс убедить Ахилла, но по-прежнему остался непреклонным Ахилл и лишь сказал, что тогда выступит против Гектора, когда он, зажегши корабли греков, дойдет и до его кораблей и шатра. Молча ушли герои, а Феникс остался у Ахилла. Вер­нувшись к Агамемнону, Аякс и Одиссей сказали вождям, что ответил Ахилл. В глубоком молчании выслушали их вожди. Наконец герой Диомед посоветовал оставить в покое Ахилла, так как Агамемнон обещанием даров вдохнул еще большую гордость в его сердце. Предложил Диомед, подкрепившись винами и пищей, всем лечь спать с тем, чтобы на следующий день опять начать кровавую битву.

ОДИССЕИ И ДИОМЕД ОТПРАВЛЯЮТСЯ ЛАЗУТЧИКАМИ В СТАН ТРОЯНЦЕВ

Весь стан греков погрузился в глубокий сон. Не спал лишь Агамемнон. Тяжко вздыхал он на своем ложе, волнуясь от множества печальных мыслей. Глядя на огни костров, которые пылали вокруг стана троянцев, он удивился тому, что там звучат свирели и слышатся веселые голоса. Когда же смотрел он на стан греков, то в горе рвал на себе волосы, болью сжималось его сердце. Наконец встал сын Атрея, оделся, накинул на себя шкуру льва и с копьем в руках пошел разыскивать Нестора. Он хотел посоветоваться с царем Пилоса, как отвратить гибель от греков. Встретил Менелая Агамемнон. И Менелай не спал, он тоже волновался, думая о грозной судьбе тех, которые пришли под Трою ради его дела. Решили братья созвать на совет вождей. Менелай пошел созывать героев, а Агамемнон пошел к Нестору. Нестор услышал шаги и, не узнав Агамемнона во мраке ночи, окликнул, предостерегая не подходить к нему молча. Назвал себя Агамемнон, подошел к Нестору, рассказал о том, что так его волнует, и просит пойти с ним на совет. Тотчас встал Нестор и вместе с Агамемноном пошел созывать героев. Призвали они Одиссея, затем призвали и Диомеда, который спал, положив под голову щит, копье его было воткнуто в землю рядом с ним. Собрав героев, пошли они к страже и застали ее бодрствующей. Стража сидела, вперив взоры в ночную тьму, прислушиваясь, не идут ли троянцы. Перешли вожди через ров и сели на поле перед стеной лагеря. Нестор предложил тогда послать лазутчиков в троянский стан, чтобы узнать, что решили троянцы—вновь ли напасть на греков или же вернуться в город. Тотчас вызвался идти на это опасное дело Диомед и предложил кому-нибудь из героев идти с ним. Многие вызвались идти с Диомедом. Агамемнон велел Диомеду самому выбрать себе товарища. Выбрал Диомед Одиссея, любимца Афины Паллады. Верил он, что даже из пылающего огня вернутся они вдвоем невредимыми, так хитер и изворотлив был Одиссей. Вооружились Диомед и Одиссей. Оружие дали им собравшиеся вожди, так как они на совет пришли невооруженными. В то время как греки посылали лазутчиков в стан троянцев, троянцы также послали лазутчика узнать, хорошо ли охраняют стан свой греки. Идти вызвался Долон, славившийся быстротой своего бега. Он решился пробраться к самым кораблям греков и послушать, что будут говорить на совете вожди греков. Вооружился Долон, накинул на себя шкуру волка и пошел к стану греков. Скоро заметили Долона Диомед и Одиссей. Они, припав к земле, дали ему пройти мимо, а потом погнались за ним, как два пса, пре следующие зайца или серну. — Стой! крикнул Долону Диомед.—Не то настигну я тебя копьем, и не избегнешь ты смерти. Бросил копьем Диомед в Долона, но так, чтобы пролетело оно над его плечом. Испугался Долон и остановился, побледнел от ужаса. Схватили его Диомед с Одиссеем. Стал молить о пощаде их Долон. Расспросили его герои, зачем пошел он к стану греков, кто послал его и как разместились в стане троянцы и их союзники. В надежде, что пощадят его герои, все рассказал им Долон. Он указал им, где стоят и недавно прибывшие фракийцы с царем Ресом, обладателем дивных коней и золотых доспехов. Но не пощадили Диомед с Одиссеем Долона: одним ударом ножа от­сек ему Диомед голову. Сняли с Долона герои его шлем и волчью шкуру, взяли его оружие. Одиссей положил оружие Долона так, чтобы могли они захватить его на обратном пути, и оба героя отправились к лагерю фракийцев. Тихо прокрались герои туда, где лежал среди своих воинов царь Рее у своих коней,. Как лев, напавший на беззащитное стадо коз и овец, ринулся на спящих фракийцев Диомед. Двенадцать фракийских воинов убил он. Одиссей же оттаскивал тела убитых, чтобы очистить дорогу для коней. Тринадцатым убил Диомед царя Реса. Одиссей отвязал коней Реса и вывел их из лагеря. Диомед хотел вывести и колесницу с золотыми доспехами, но богиня Афина, явившись Диомеду, сказала: — Подумай о возвращении в стан греков, сын Тидея. Время возвращаться. Иначе придется обратиться тебе в бегство, если кто-нибудь из небожителей, враждебных тебе, разбудит спящих троянцев. Послушался совета богини Диомед и вскочил на одного из коней Реса. Одиссей вскочил на другого, и быстро помчались герои к греческому стану. Видел бог Аполлон, как помогала Афина Паллада Диомеду и Одиссею. Устремился он в лагерь троянцев и разбудил героя Гиппокоонта, родственника Реса. Вскочил он с ложа и увидал, что пусто то место, где стояли кони. Стал он звать по имени Реса, но никто не ответил. Поднялась тревога в лагере троянцев. С ужасом смотрели сбежавшиеся на то, что свершили посланцы греков. Диомед и Одиссей, захватив по пути вооружение Долона, вернулись туда, где ждали их вожди греков. Рассказал Одиссей, как поймали они Долона, как убил Диомед царя Реса и двенадцать фракийских знаменитых героев и как добыли они коней. Славили герои Диомеда и Одиссея. Ликовали все греки, узнав об их подвиге. Коней Реса привязали у шатра царя Диомеда, а оружие Долона отнес на свой корабль Одиссей.

БИТВА У СТАНА ГРЕКОВ

— Едва озарился восток первым светом наступающего утра, как Зевс послал богиню Вражду в стан греков. Встала богиня на огромном корабле Одиссея, громко и страшно крикнула она и вдохнула неудержимую жажду сражаться всем воинам. Громко возбуждал к битве героев и царь Агамемнон, облекшийся в пышные доспехи и потрясавший громадным копьем. Пешими кинулись в битву герои греков. Храбро сразились с ними троянцы, а их всех превзошел своими подвигами Гектор. Подобно яростным волкам, носились по бранному полю воины. Богиня Вражда веселилась, видя кровавую битву. Боги же удалились от боя на светлый Олимп в свои чертоги, сетуя на то, что Зевс помо­гает троянцам. Зевс же, радостный, глядел на битву. Особенно в этой битве свирепствовал царь Агамемнон. Многих героев сразил он тяжелым копьем. Подобно тому, как огонь пожирает лес и падают сокрушенные огненной бурей деревья, так сокрушал одного за другим героев троянских сын Атрея. С громом носились по бранному полю колесни цы, с которых сбил Агамемнон стоявших на них героев, а эти герои лежали мертвые во прахе. Дрогнули троянцы и обратились в бегство, но у Скейских ворот остановились они. Увидел это бегство троянцев громовержец Зевс и повелел богине Ириде нестись к Гектору и возвестить ему, что бы смело шел он в битву, так как даст ему Зевс великую силу, и он оттеснит греков до самых их кораблей. Быстро исполнила Ирида веление Зевса. Соскочил с колесницы Гектор, воодушевил троянцев. Между тем Агамемнон по-прежнему поражал одного за другим героев троянских. Коонт хотел отомстить за смерть брата. Он поразил Агамемнона копьем в руку около локтя, царь же Микен уда ром меча отсек ему голову, и упал старший сын Антенора мертвым на труп своего брата. Но не мог больше сражаться Агамемнон, страшно разболелась его рана, и он покинул бранное поле. Видя, что Агамемнон уехал в своей колеснице, Гектор громким голосом стал ободрять воинов и сам ринулся в битву. Многих героев сразил он. Гибель грозила грекам. Но призвал Одиссей на помощь Диомеда, и оба героя мощно отразили натиск троянцев. Диомед, увидя приближающегося Гектора, метнул в него копьем и поразил его в шлем. Не дал бог Аполлон копью пробить шлем, спас бог от неминуемой гибели Гектора,, но от сильного удара упал на землю Гектор и лишился чувств. Пока Диомед шел через ряды воинов поднять копье, оправился Гектор и, вскочив на колесницу, избег гибели. Страшным гневом вспыхнул Диомед, опять не удалось ему сразить Гектора. Взмахнул копьем Диомед и поразил насмерть одного из троянских героев. Наклонился Диомед снять доспехи с убитого; увидал это Парис и ранил Диомеда. Возликовал Парис. Дио мед же, когда прикрыл его щитом Одиссей, вырвал стрелу из раны, но больше не мог он сражаться и покинул поле битвы. В это время окружили Одиссея троянцы, словно псь вышедшего из леса льва. Стоит лев и грозно щелкает зуба ми. Так стоял и Одиссей и отбивался копьем от наступавших на него троянцев. Много троянских героев нашли здесь смерть от копья Одиссея. Мстя за смерть брата, уда рил копьем в щит Одиссея Сок пробил щит и ранил в бов Одиссея. Но и раненый, обратит в бегство Сока Одиссей. Бегущего убил ударом копья в спину. Убив Сока, Одиссей вырвал копье из своей раны, хлынула из него горячая кровь. Увидев, что Одиссей ранен, бросились на него троянцы. Громко стал призывать к себе на помощь царь Итаки. Поспешил ему на помощь Аякс Теламонид и прикрыл Одиссея своим огромным, как башня, щитом. В то же время Менелай вывел Одиссея из гущи битвы к колеснице. Покинул и Одиссей битву. Аякс же ринулся в битву и своим копьем разил троянцев. В стане с кормы корабля Ахилл наблюдал за битвой. Увидав, что Нестор привез раненого героя, Ахилл призвал своего друга Патрокла, просил его сходить к Нестору и узнать, уж не Махаон ли ранен. Быстро пошел в шатер Нестора Патрокл. Действительно, там увидал он раненого Махаона, которому приготовляли питье. Увидав Патрокла, пригласил его сесть с ними царь Менелай, но отказался он, так как спешил назад к своему другу. Рассказал Патроклу Нестор, как теснят троянцы греков, кто из греков ранен, и советовал Питроклу упросить Ахилла позволить ему, вооружившись доспехами Ахилла, вести в бой мирмидонян: может быть, троянцы, приняв Патрокла за Ахилла, прекратят бой, и тогда отдохнут греки от тягостных боев. Согласился Патрокл и пошел назад к Ахиллу с твердым намерением упросить друга позволить ему вступить в бой. По дороге встретил Патрокл раненого Эврипила со стрелой в бедре. Сильно страдал от боли герой, и из раны его струилась кровь. Сжалился над героем Патрокл. Он помог Эврипилу дойти до его корабля, вырезал стрелу из бедра и присыпал целебной травой рану. Эврипил тоже рассказал Патроклу, как теснят троянцы греков. По-прежнему гремел бой. Уже не могли стена и ров слу­жить защитой грекам. Но не могли сразу троянцы перейти через ров и овладеть стеной, за которой укрылись греки. Гектор хотел переехать в колеснице через ров, но кони его кинулись в сторону. Тогда троянцы разделились на пять больших отрядов и под предводительством своих вождей пошли на приступ. Пешими сражались вожди троянцев, оставив у рва свои колесницы. Лишь один герой Асий не покинул колесницы. Он хотел, преследуя бегущих греков, прорваться следом за ними со своим отрядом в стан и на пасть прямо на корабли греков. Но около стен отразили натиск Асия два героя лапифы. Словно два могучих дуба, стояли они у стены перед воротами. Отважно бились лапифы, отражая наступавших, а со стен на врагов летели град больших камней и целые тучи стрел. Отразили лапифы Асия, убив многих троянских героев. Но приближался уже новый отряд к воротам, предводимый Гектором и Полида-мантом. Тут послал великое знамение Зевс. Над отрядом троянцев появился вдруг орел. Он держал в когтях большую змею. Извиваясь, ужалила змея в грудь орла. Вскрикнул звучно орел, уронил змею среди отряда троянцев и быстро скрылся из глаз. Увидав это знамение, стал советовать По-лидамант Гектору прекратить бой, не стараться овладеть станом греков. Но не послушался Полидаманта Гектор и двинулся с отрядом своим к стене. Страшную бурю поднял громовержец Зевс. Клубы пыли понеслись на суда греков. Несмотря на бурю, храбро защищали греки стену. Троянцы срывали с нее зубцы и расшатывали бревна, на которых были укреплены башни, чтобы обрушить их. Камнями, стрелами и копьями встретили наступавших греки. Оба Аякса воодушевляли греков стойко защищаться. Еще раз кинулись троянцы на стену, но не дали им овладеть ею греки. Не могли они завладеть стеной, но и греки не могли прогнать их. Первым ворвался в стан греков могучий Гектор. Он схватил громадный камень, который два мужа с трудом подняли бы только рычагами, и грянул им в ворота. Не устояли против силы удара ни ворота, ни огромный засов, загремели ворота и раскололись на части. Кинулся через них Гектор в стан, огнем гнева пылали его очи. Ворвались за ним и троянцы. Взята была приступом стена. В бегство обратились греки и побежали к своим кораблям. Смятение поднялось в стане.

БОИ У КОРАБЛЕЙ

Начался бой у самых судов. Зевс не смотрел больше на битву, так как уверен был, что никто из богов не решится помогать грекам. Увидя это, бог Посейдон быстро пошел с гор Фракии, откуда наблюдал за битвой, к своему дворцу. Задрожали под ногами гневно идущего бога горы. Пришел во дворец свой Посейдон, запряг своих морских коней в колесницу и помчался по волнам моря к Трое. Бурно летели кони, не касаясь волн морских, и скоро примчали бога к Трое. В обширной пещере на берегу моря оставил коней с колесницей Посейдон, стреножив коням ноги золотыми цепями. Приняв образ Калхаса, предстал он пред Аяксами и воодушевил их к битве. Прикоснувшись к ним жезлом, влил бог в их члены великую силу. Поняли Аяксы, что бог под видом Калхаса говорил с ними, и еще отважнее бросились в битву. Прошел Посейдон по рядам греков и всех возбуждал храбро сражаться. Собрались вокруг Аяксов ряды воинов и щит к щиту, шлем к шлему, выставив копья, ждали наступавших троянцев. Среди них был и Гектор. Как катится с вершины горы тяжелый камень, оторвавшийся от утеса, сокрушая все на своем пути, пока не скатится в долину и не останется там лежать недвижимый, так несся Гектор с копьем и щитом на ряды греков. Остановился он пред сомкнутыми рядами и воодушевлял троянцев прорвать строй греческих воинов. Завязался упорный бой. Много пало в бою греков. Пал и внук Посейдона, Амфибах. Разгневался бог Посейдон. Вскипело море, с шумом набегали волны до самых кораблей и шатров греков, и, подобно волнам морским, наступали на троянцев греки. Опять началась ужасная битва. Гектор бросил копьем в Аякса, но не ранил его. Аякс же громадным камнем поразил Гектора в грудь. Как падает дуб, разбитый ударом молнии Зевса, так упал на землю Гектор, выпало из рук его копье, громадный щит придавил его к земле. Кинулись к Гектору греки, но защитили сына Приама троянские герои и вынесли из битвы. Положили они лишившегося сознания Гектора на берегу реки Ксанфа и окропили ему лицо водой. Вздохнул Гектор, открыл глаза, приподнялся, и из уст у него хлынула кровь. Опять опрокинулся навзничь Гектор и потерял снова сознание. Увидя, что Гектор сражен камнем Аякса, дружнее бросились греки на троянцев. Еще яростнее закипела битва. Много героев как со стороны греков, так и со стороны троянцев нашли смерть в этой битве. Обратились в бегство троянцы и остановились лишь тогда, когда оказались уже за валом, окружавшим стан греков. В это время проснулся Зевс на Иде. Увидал он бегущих троянцев и преследующих их под предводительством Посейдона греков и пришел в страшный гнев. Он стал укорять Геру и грозил ей связать ее золотой цепью и повесить между небом и землей за то, что убедила она Посейдона помочь грекам. Но Гера страшной клятвой уверила Зевса, что не по ее совету помогает грекам Посейдон. С быстротой мысли помчалась на Олимп богиня Гера. Там на пиру Гера сама убеждала богов не противиться воле Зевса. Сообщила также Гера богу войны Аресу, что пал его сын, Аскалаф. Зарыдал Арес. Грозный, вскочил он и, надев доспехи, готов был спешить на поле битвы, чтобы отомстить за смерть сына. Но удержала его Афина, напомнив ему волю великого Зевса. Призвала Гера бога Аполлона и вестницу богов Ириду и сказала им, что велит им Зевс идти к нему на вершину Иды. Когда явились на Иду бог Аполлон и Ирида, повелел Ириде Зевс лететь к Посейдону и передать ему веление Зевса покинуть битву. Предстала в мгновение ока перед Посейдоном Ирида и передала ему веление Зевса. Не хо тел покориться воле брата Посейдон: он говорил, что равна его сила силе Зевса, что Зевс может приказывать своим сыновьям и дочерям, а не ему. Но в конце концов покорился Посейдон и удалился с поля битвы, грозя, однако, Зев су, что если он и дальше будет щадить Трою, то вечная вражда начнется между ним и Зевсом. Аполлону же велел Зевс взять его эгиду и ею устрашить греков; повелел ему Зевс восстановить и силы Гектора. Когда Аполлон, подобно ястребу, спустился на землю около Гектора, тот уже начинал приходить в себя. — Восстань, Гектор!—сказал ему Аполлон.—Я, бог Аполлон, прислан тебе на помощь Зевсом Иди к войскам и повели им напасть на греков, я сам пойду впереди троянцев. Могучую силу вдохнул Аполлон в грудь Гектору. Встал он и пошел к троянцам. Обрадовались они, увидав Гектора невредимым. Удивились греки, увидав Гектора опять в рядах своих врагов. Оправились от бегства троянцы и снова начали теснить греков. Все кровопролитнее и кровопролит нее становился бой. Храбро отражали греки натиск троянцев, но только до тех пор, пока не потряс эгидой Зевса бог Аполлон. Дрогнули тогда греки, ужас овладел их сердцами, забыли они о храбрости и обратились в бегство. Троянцы преследовали их, а Аполлон сравнял путь троянцам, засыпав ров пред стеной на пространство брошенного копья. Только у судов остановились греки. Стали молить они богов о спасении. Молил Зевса и старец Нестор: — Вспомни, Зевс, о тех жертвах, которые приносили тебе греки, моля дать им счастливое возвращение на родину! Отврати гибель, о Олимпиец, от греков! Не дай троянцам окончательной победы! Услыхал Зевс мольбу Нестора и грянул громом с вершины неба. Троянцы же приняли гром за благоприятное знамение и, подобно грозному морскому валу, вздымающемуся выше борта корабля, ринулись на греков. Закипел бой у самых кораблей. Упорно бился Аякс» защищая корабли. Рядом с Аяксом стоял брат его Тевкр и поражал стрелами героев Трои. Когда же хотел Тевкр поразить стрелой и Гектора, то защитил Зевс сына Приама. Выпал лук из руки Тевкра, лопнула на нем тетива, и рассыпались стрелы. В ужас пришел Тевкр, он понял волю богов. Аякс же посоветовал брату оставить лук и сражаться копьем.
Все яростнее кипела битва. Кровь лилась ручьем вокруг кораблей. Медной стеной своих щитов оградили греки корабли. Много подвигов храбрости совершали герои гре­ков, но все сильнее наступали троянцы. Казалось, что сражается не истомленная боем рать, а свежая, только что начавшая бой. С громадным шестом в руках перепрыгивал Аякс с корабля на корабль, отражая троянцев. Криком своим возбуждал он героев к битве. Гектор же, подобно орлу, бьющему перелетных птиц, поражал греков. Уже схватился рукой за корму корабля Гектор, громко звал троянцев и велел им дать факел, чтобы поджечь корабль.
Не мог противостоять натиску и сам могучий Аякс, через силу отражал он своим копьем троянцев. Засыпали его стрелами троянцы. Онемела левая рука Аякса от тяжести щита. Порывисто дышал Аякс, пот лился ручьем по его телу. Начал он отступать. Бросившись вперед, ударом меча обрубил острие копья Аякса Гектор. Видел Теламонид, что такова воля Зевса, чтобы запылали корабли греков. И действительно, троянцы подожгли корабль, и он запылал, охваченный огнем. Казалось, гибель настала для всех греков, но тут пришла к ним помощь оттуда, откуда и не надеялись они ее получить. Вскипело море, с шумом набегали волны до самых кораблей и шатров греков, и, подобно волнам морским, наступали на троянцев греки. Опять началась ужасная битва. Гектор бросил копьем в Аякса, но не ранил его. Аякс же громадным камнем поразил Гектора в грудь.
Как падает дуб, разбитый ударом молнии Зевса, так упал на землю Гектор, выпало из рук его копье, громадный щит придавил его к земле. Кинулись к Гектору греки, но защитили сына Приама троянские герои и вынесли из битвы. Положили они лишившегося сознания Гектора на берегу реки Ксанфа и окропили ему лицо водой. Вздохнул Гектор, открыл глаза, приподнялся, и из уст у него хлынула кровь. Опять опрокинулся навзничь Гектор и потерял снова сознание. Увидя, что Гектор сражен камнем Аякса, дружнее бросились греки на троянцев. Еще яростнее закипела битва. Много героев как со стороны греков, так и со стороны троянцев нашли смерть в этой битве. Обратились в бегство троянцы и остановились лишь тогда, когда оказались уже за валом, окружавшим стан греков.
В это время проснулся Зевс на Иде. Увидал он бегущих троянцев и преследующих их под предводительством Посейдона греков и пришел в страшный гнев. Он стал укорять Геру и грозил ей связать ее золотой цепью и повесить между небом и землей за то, что убедила она Посейдона помочь грекам. Но Гера страшной клятвой уверила Зевса, что не по ее совету помогает грекам Посейдон.
С быстротой мысли помчалась на Олимп богиня Гера. Там на пиру Гера сама убеждала богов не противиться воле Зевса. Сообщила также Гера богу войны Аресу, что пал его сын, Аскалаф. Зарыдал Арес. Грозный, вскочил он и, надев доспехи, готов был спешить на поле битвы, чтобы отомстить за смерть сына. Но удержала его Афина, напомнив ему волю великого Зевса. Призвала Гера бога Аполлона и вестницу богов Ириду и сказала им, что велит им Зевс идти к нему на вершину Иды.
Когда явились на Иду бог Аполлон и Ирида, повелел Ириде Зевс лететь к Посейдону и передать ему веление Зевса покинуть битву. Предстала в мгновение ока перед Посейдоном Ирида и передала ему веление Зевса. Не хотел покориться воле брата Посейдон: он говорил, что равна его сила силе Зевса, что Зевс может приказывать своим сыновьям и дочерям, а не ему. Но в конце концов покорился Посейдон и удалился с поля битвы, грозя, однако Зевсу, что если он и дальше будет щадить Трою, то вечная вражда начнется между ним и Зевсом.
Аполлону же велел Зевс взять его эгиду и ею устрашить греков; повелел ему Зевс восстановить и силы Гектора. Когда Аполлон, подобно ястребу, спустился на землю около Гектора, тот уже начинал приходить в себя.
— Восстань, Гектор?—сказал ему Аполлон.—Я, бог Аполлон, прислан тебе на помощь Зевсом Иди к войскам и повели им напасть на греков, я сам пойду впереди троянцев.
Могучую силу вдохнул Аполлон в грудь Гектору. Встал он и пошел к троянцам. Обрадовались они, увидав Гектора невредимым. Удивились греки, увидав Гектора опять в рядах своих врагов. Оправились от бегства троянцы и снова начали теснить греков. Все кровопролитнее и кровопролитнее становился бой. Храбро отражали греки натиск троянцев, но только до тех пор, пока не потряс эгидой Зевса бог Аполлон. Дрогнули тогда греки, ужас овладел их сердцами, забыли они о храбрости и обратились в бегство. Троянцы преследовали их, а Аполлон сравнял путь троянцам, засыпав ров пред стеной на пространство брошенного копья. Только у судов остановились греки. Стали молить они богов о спасении. Молил Зевса и старец Нестор:
— Вспомни, Зевс, о тех жертвах, которые приносили тебе греки, моля дать им счастливое возвращение на родину! Отврати гибель, о Олимпиец, от греков! Не дай троян­цам окончательной победы!
Услыхал Зевс мольбу Нестора и грянул громом с вершины неба. Троянцы же приняли гром за благоприятное знамение и, подобно грозному морскому валу, вздымающемуся

ПОСЛЕДНИЕ ДНИ ТРОИ

После смерти Ахилла и Аякса греки упорно продолжали осаду Трои, но не могли силой овладеть городом. Однажды Одиссей подслушал из засады слова прорицателя Гелена. Таким образом Одиссей выведал, что Троя будет взята
лишь в том случае, если в войско греков прибудут Филоктет с отравленными стрелами Геракла и юный сын Ахилла Неоптолем. Тотчас решил Одиссей отправиться в далекий путь за обоими героями.
Не стоило никакого труда Одиссею, когда он прибыл на остров Скирос, убедить юного сына Ахилла принять участие в осаде Трои. Подобно отцу своему, горел прекрасный Неоптолем жаждой великих подвигов. Немедленно отправился он в путь с Одиссеем, хотя его со слезами убеждала остаться мать.
Гораздо труднее было овладеть Филоктетом. Он жил на пустынном острове, всеми покинутый, в пещере с двумя выходами на восток и на запад. Через эти выходы солнце зимой согревало пещеру, летом же ветер умерял в ней зной. Часто испытывал голод Филоктет. С трудом добывал он себе пропитание, убивая своими стрелами диких голу­бей. Рана на его ноге страшно болела, едва мог двигаться несчастный, чтобы принести себе воды. С большим трудом удавалось ему и развести огонь, ударяя камень о камень. Страшные лишения и страдания испытывал Филоктет целые десять лет. Изредка приставали к берегам острова моряки, но никто из них не соглашался взять с собой в Грецию Филоктета. Виновниками всех этих страданий были сыновья Атрея и Одиссей. Страшной ненавистью пылал к ним Филоктет. Охотно сразил бы он их стрелами своего лука.
Знал Одиссей, что неминуемая гибель грозит ему, если увидит его Филоктет; поэтому решил он овладеть им хитростью. Он уговорил юного Неоптолема идти к Филоктету и рассказать ему, что идет он из-под Трои, покинув осаду потому, что оскорбили его вожди греков. Если же Филоктет будет просить взять его в Грецию, то надо согласиться и таким способом овладеть Филоктетом, его луком и стрелами и отвести его на корабль. Тогда легко будет привести под Трою Филоктета. Не хотелось Неоптолему действовать обманом, но Одиссей убедил его, что только таким путем можно завлечь Филоктета на корабль. Неоптолем согласился.
Когда прибыл корабль к острову, Неоптолем вышел с несколькими воинами на берег и пошел к пещере. Филоктета в ней не было. С громким стоном шел он к пещере, страшно мучила его рана. Обрадовался Филоктет, увидав пришельцев. Еще больше была его радость, когда узнал он, что пред ним Неоптолем, сын Ахилла. Неоптолем рассказал несчастному страдальцу всю ту вымышленную историю, которую придумал Одиссей. Опечалился Филоктет, узнав о гибели тех, кого любил он больше всех остальных героев. Согласился Филоктет плыть с Неоптолемом в Грецию; он даже передал сам юному сыну Ахилла свои стрелы и лук и молил защитить его от коварства Одиссея. Сам торопит Филоктет Неоптолема скорее отплыть в
Грецию. Неожиданно приходит воин и сообщает, что Филоктета собираются силой увезти под Трою. Несмотря на ужасные страдания, от которых он падает без чувств на землю, спешит Филоктет к берегу. Видит эти страдания Неоптолем. Не в силах он больше продолжать обман и открывает всю правду Филоктету. Неоптолем хотел уже вернуть и стрелы с луком Филоктету, но выбежавший из засады Одиссей не дал ему сделать этого. Филоктет хотел бежать и броситься с вершины скалы в море, лишь бы не быть послушным орудием в руках ненавистного ему Одиссея и сыновей Атрея. Велел слугам Одиссей схватить Филоктета и силой вести его на корабль. В отчаяние пришел Филоктет. Не мог видеть этого Неоптолем и передал лук и стрелы несчастному страдальцу. Весь план Одиссея рухнул. Он даже поспешил спастись бегством, так как знал, как ужасна смерть от стрелы Геракла.
Сделал еще попытку Неоптолем уговорить Филоктета ехать с ним в Троаду и помочь грекам взять Трою. Но наотрез отказался Филоктет. Казалось, что придется им, не достигнув цели, покинуть остров или же опять должен будет прибегнуть к обману Неоптолем. Вдруг перед Филоктетом в сиянии бессмертного бога появился Геракл. Он повелел Филоктету ехать к стенам Трои: там величайший из героев обещал Филоктету исцеление от раны и великую славу при взятии Трои. Повиновался воле друга Филоктет. Добровольно взошел он на корабль Одиссея и отплыл в Троаду, туда, где ждали его великие подвиги.
Много подвигов совершил Неоптолем, прибыв под стены Трои. Никто не мог сравняться в силе и храбрости с сыном Ахилла. Много троянских героев пало от руки Неоп­толема в бою.
Вскоре после прибытия к стенам Трои ранил своей стрелой Филоктет Париса, виновника всей войны. Филоктет нанес ему отравленной стрелой Геракла неисцелимую рану, от которой в страшных мучениях должен был скончаться Парис. Яд стрелы все глубже и глубже проникал в его тело. Упал он в лесу и умер в страшных мучениях, умер там, где некогда беспечно жил он, как простой пастух. Нашли тело Париса пастухи. Горько оплакали они смерть своего бывшего товарища. Соорудили высокий костер, положили на него тело Париса и подожгли. Собрали прах пастухи, положили в урну и поставили в могилу, а над могилой соорудили памятник.
С каждым днем все труднее и труднее становилось троянцам защищать город. Все же не могли открытой силой овладеть греки Троей. Тогда решился Одиссей на опасный подвиг. Он обезобразил себе лицо ударами бича и, одевшись в рубище, под видом нищего пришел в Трою, чтобы выведать все, что замышляют троянцы. Видели все троянцы несчастного нищего, собирающего по многолюдным улицам подаяние. Одна лишь прекрасная Елена узнала Одиссея. Позвав его в дом свой, омыла его тело Елена и поклялась не открывать троянцам, кто он. Все выведал Одиссей и, убив многих стражей, благополучно вернулся в стан греков.
Еще более опасный подвиг совершили вдвоем Одиссей и Диомед: они тайно проникли в Трою и прокрались в святилище Афины Паллады, где стояло деревянное изображение богини, упавшее некогда с неба (палладий). Это изображение необходимо было добыть грекам, так как, покуда оно было в Трое, нельзя было овладеть Троей. С великой опасностью похитили его храбрые герои. На обратном пути перебили они много троянцев и вернулись в лагерь.
Никак не могли греки овладеть Троей. Тогда Одиссей убедил греков действовать хитростью. Он посоветовал соорудить такого громадного деревянного коня, чтобы в нем могли укрыться самые могучие герои греков. Все же остальные войска должны были отплыть от берега Троады и укрыться за островом Тенедосом. Когда троянцы ввезут ко­ня в город, тогда ночью выйдут герои, откроют ворота города вернувшимся тайно грекам. Одиссей уверял, что только таким способом можно взять Трою.
Согласились греки на предложение Одиссея. Греки соорудили громадного деревянного коня. Вся внутренность коня заполнилась вооруженными воинами. Они плотно закрыли отверстие, через которое вошли, и нельзя было даже додумать, что в коне находятся воины. Затем греки сожгли все постройки в своем лагере, сели на корабли и от­плыли в открытое море.
С высоких стен Трои осажденные видели необычайное движение в стане греков. Долго не могли они понять, что такое там происходит. Вдруг, к своей великой радости, увидали они, что из стана греков поднимаются густые клубы дыма. Поняли они, что греки покинули Троаду. Ликуя, вышли все троянцы из города и пошли к стану. Стан дей­ствительно был покинут, кое-где догорали еще постройки. С любопытством бродили троянцы по тем местам, где стояли недавно шатры Диомеда, Ахилла, Агамемнона, Менелая и других героев. Они были уверены, что кончилась теперь осада, миновали все бедствия, можно предаться теперь мирному труду.
Вдруг в изумлении остановились троянцы: они увидали деревянного коня. Смотрели они на него и терялись в догадках, что это за изумительное сооружение. Одни из них советовали бросить коня в море, другие же—везти в город и поставить на акрополе. Начался спор. Тут пред спорящими появился жрец Лаокоон. Он горячо стал убеждать своих сограждан уничтожить коня. Уверен был Лаокоон, что в коне скрыты греческие герои, что это какая-то военная хитрость, придуманная Одиссеем. Не верил Лаокоон, что навсегда покинули греки Троаду. Умолял Лаокоон троянцев не доверять коню. Что бы то ни было, а Лаокоон опасался греков, даже если бы они приносили дары Трое. Схватил громадное копье Лаокоон и бросил им в коня. Содрогнулся конь от удара, и глухо зазвучало внутри его оружие. Но помрачили боги разум троянцев — они все-таки решили везти в город коня.
Когда троянцы стояли вокруг коня, продолжая дивиться на него, вдруг послышался крик громкий. Это пастухи вели связанного пленника. Он добровольно отдался им в руки. Этот пленник был грек Синон. Окружили его троянцы и стали издеваться над ним. Молча стоял Синон, боязливо глядя на окружающих его троянцев. Наконец заговорил. Горько сетовал он, проливая слезы, на злую судьбу свою. Тронули слезы Синона Приама и весь народ его. Стали они расспрашивать его, кто он и почему остался.
Тогда рассказал им Синон вымышленную историю, которую придумал для него Одиссей, чтобы обмануть троянцев. Синон рассказал, как задумал погубить его Одиссей, так как Синон ненавидел его родственников в Итаке. Поэтому, когда греки решили прекратить осаду, Одиссей уговорил их возвестить, что будто боги за счастливое возвра­щение на родину требуют человеческой жертвы. Долго притворно колебался Калхас, на кого указать как на жертву богам, и наконец указал на Синона. Связали греки Синона и повели к жертвеннику. Но Синон разорвал веревки и спасся от верной смерти бегством. Долго скрывался в густых зарослях тростника Синон, выжидая отплытия греков на родину. Когда же они отплыли, вышел он из своего убежища и добровольно отдался в руки пастухов.
Поверили троянцы хитрому греку. Приам велел освободить его и спросил, что значит этот деревянный конь, оставленный греками в стане. Только этого вопроса и ждал Синон. Призвав богов в свидетели того, что говорит он правду, Синон сказал, что конь оставлен греками, чтобы умилостивить грозную Афину Палладу, разгневанную похищением ее статуи из Трои. Конь этот, по словам Синона, будет могучей защитой Трои, если троянцы ввезут его в город. Поверили и в этом троянцы Синону. Ловко сыграл он ту роль, которую поручил ему Одиссей.
Еще же сильнее убедило троянцев в том, что Синон говорил правду, великое чудо, посланное Афиной Палладой. На море показались два чудовищных змея. Быстро плыли они к берегу, извиваясь на волнах моря. Высоко подымались красные, как кровь, гребни на их головах, глаза их сверкали пламенем. Выползли змеи на берег около того места, где Лаокоон приносил жертву богу моря Посейдону. В ужасе разбежались все троянцы. Змеи же бросились на двух сыновей Лаокоона и обвились вокруг их. Поспешил на помощь сыновьям Лаокоон, но и его обвили змеи. Своими острыми зубами терзали они тела Лаокоона и его двух сыновей. Старается сорвать с себя змей несчастный и освободить от них детей своих, но напрасно. Яд проникнет все глубже в тело. Члены сводит судорогой. Страдания Лаокоона и сыновей его ужасны. Громко вскричал Лаокоон, чувствуя приближение смерти.
Так погиб Лаокоон. Он погиб, видя ужасную смерть своих ни в чем не повинных сыновей, погиб потому, что хотел вопреки воле бога спасти родину. Змеи же, совершив свое ужасное дело, уползли и скрылись под щитом статуи Афины Паллады.
Гибель Лаокоона еще сильнее убедила троянцев, что они должны ввезти деревянного коня в город. Разобрали они часть городской стены, так как громадного коня нель­зя было провезти через ворота, и с ликованием, пением и музыкой потащили коня канатами в город. Четыре раза останавливался, ударяясь о стену, конь, когда тащили его через пролом, и грозно гремело в нем от толчков оружие греков, но не слыхали этого троянцы. Наконец притащили они коня в акрополь. Вещая Кассандра, дочь Приама, пришла в ужас, увидав в акрополе коня. Она предвещала гибель Трои, но смехом ответили ей троянцы — ее предсказаниям ведь никогда не верили.
В глубоком молчании сидели в коне герои, чутко прислушиваясь к каждому звуку, доносившемуся извне. Слыхали они, как звала их, называя по именам, прекрасная Елена, подражая голосу их жен. Насилу удержал одного из героев Одиссей, зажав ему рот, чтобы он не ответил. Слыхали герои ликование троянцев и шум веселых пиров, которые справлялись по всей Трое по случаю окончания осады. Наконец наступила ночь. Все смолкло. Троя погрузилась в глубокий сон. У деревянного коня послышался голос Синона: он дал знать героям, что теперь могут они выйти.
Синон успел уже разложить и большой костер у ворот Трои. Это был знак укрывшимся за Тенедосом грекам, чтобы скорее спешили они к Трое. Осторожно, стараясь не шуметь оружием, вышли из коня герои; первым вышел Одиссей. Рассыпались по погруженным в сон улицам Трои герои. Началась резня. Запылали дома, кровавым заревом освещая гибнущую Трою.
На помощь героям явились и остальные греки. Через пролом ворвались они в Трою. Началась ужасная битва. Троянцы защищались кто чем мог, они бросали в греков горящие бревна, столы, утварь. Бились вертелами, на которых только что жарили мясо для пира. Никого не щадили греки. С воплем бегали по улицам Трои женщины и дети. Ручьями лилась всюду кровь. Горами нагромождались трупы. Наконец подступили греки к дворцу Приама, защищенному стеной с башнями. С мужеством отчаяния защищались троянцы. Они опрокинули на греков целую башню. С еще большим ожесточением пошли на приступ греки. Выбил топором ворота дворца Неоптолем и первый ворвался в него. За ним ворвались во дворец и другие герои и воины. Наполнился дворец Приама воплями женщин и детей и стонами умирающих. У алтарей богов собрались дочери и невестки Приама, они думали найти здесь защиту.
Вдруг ворвался Неоптолем: он преследовал смертельно раненного сына Приама. Ударом копья поверг Неоптолем его на землю к ногам отца. Бросил копье в Неоптолема Приам, но оно, как слабая трость, отскочило от доспехов. Схватил в гневе Неоптолем Приама за седые волосы и вонзил ему в грудь свой острый меч. Погиб Приам в том дворце, в котором жил столько лет, правя великой Троей. В гневе убил бы и Менелай прекрасную Елену, но удержал его Агамемнон. Богиня же Афродита вновь пробудила в груди Менелая любовь к Елене. С торжеством повел он ее к своему кораблю.
Дочь Приама, вещая Кассандра, искала спасения в святилище Афины Паллады. Припала Кассандра к статуе Афины, обняв руками изображение богини. Грубо схватил ее Аякс и с такой силой рванул от статуи, что упала священная статуя на пол храма и разбилась. Развевались на Аякса греки, разгневалась и великая богиня Впоследствии жестоко отомстила она за это Аяксу.
Из всех героев Трои спасся лишь Эней, вынесший на руках из Трои своего старого отца и маленького сына. Его пощадили греки за то, что он всегда советовал троянцам выдать грекам прекрасную Елену и похищенные Парисом сокровища Менелая.
Долго пылала еще Троя. Клубы дыма поднимались высоко к небу. Оплакивали боги гибель великого города. Далеко был виден пожар Трои. По столбам дыма и громадно­му зареву ночью узнали окрестные народы, что пала Троя, которая долго была самым могущественным городом в Азии.
Богатую добычу захватили греки в Трое, она вознаградила их за все те беды, которые испытали они во время десятилетней осады. Много золота и серебра, много утвари и бесчисленное количество прекрасных пленниц увезли греки с собой на кораблях.
Когда корабли греков пристали к противоположному берегу Геллеспонта, явилась им тень великого Ахилла. Требовал герой себе в жертву прекрасную дочь Приама Поликсену, которая была некогда назначена ему в жены. Агамемнон не хотел отдавать Поликсену. Молила его и Кассандра пощадить сестру. Но Одиссей настаивал на этой жертве, напоминая, какие великие услуги оказывал Ахилл грекам за время осады Трои. И сама Поликсена готова была идти под жертвенный нож. Знала она, что это будет ей избавлением от тяжкого рабства на чужбине.
Спокойно пошла Поликсена к алтарю, около которого ждал ее с жертвенным ножом Неоптолем. Не дала она прикоснуться к себе юноше, который должен был вести ее на смерть. Не хотела Поликсена как раба снизойти в царство Аида, Сама подошла к алтарю, сама обнажила она грудь. Со вздохом скорби вонзил меч в грудь Поликсены Неоптолем, и горячая кровь обагрила жертвенник, сооруженный в честь Ахилла.

НА ИТАКЕ В ОТСУТСТВИЕ ОДИССЕЯ ЖЕНИХИ БЕСЧИНСТВУЮТ, РАСХИЩАЯ ЕГО ИМУЩЕСТВО

Спустилась с высокого Олимпа на землю в Итаку богиня-воительница Афина и, приняв образ царя тафиев Мента, пошла к дому Одиссея. В доме застала она буйных же­нихов, сватавшихся за Пенелопу, жену Одиссея. Женихи сидели в пиршественной зале и в ожидании пира, который готовили рабы и слуги, играли в кости. Первым увидал Афину сын Одиссея, Телемах. Приветливо встретил Телемах мнимого Мента. Он увел его в дом и усадил за отдельный стол в стороне от того стола, за которым сидели женихи. Начался пир. Когда женихи насытились, они призвали певца Фемия, чтобы он развлекал их своим пением.
Во время пения Фемия наклонился Телемах к Афине и стал жаловаться, но так» чтобы не услыхали женихи, на те беды, которые терпит он от женихов. Горевал Телемах о том, что так долго не возвращается отец его Одиссей: если бы вернулся отец, то кончились бы, как верил этому Телемах, все его беды. Спросил также Телемах гостя, кто он и как его зовут. Афина Паллада, назвавшись Ментом, сказала, что знала Одиссея, на которого так похож сын его Телемах, и, словно не зная, что происходит в доме Одиссея, спросила Телемаха, не празднует ли он свадьбу, не справляет ли какой-нибудь праздник. Почему так бесчинствуют его гости?
И поведал Телемах гостю свое горе. Он рассказал ему, как принуждают буйные женихи мать его Пенелопу выбрать себе одного из них в мужья, бесчинствуют они, как расхищают его имущество. Выслушала Афина Телемаха и посоветовала искать защиты у народа Итаки, созвав его на собрание и пожаловавшись в собрании на женихов. По­советовала также Афина Телемаху поехать в Пилос к старцу Нестору и в Спарту к царю Менелаю и у них узнать о судьбе Одиссея. Дав такой совет Телемаху, покинула его Афина. Она превратилась в птицу и скрылась из глаз Телемаха. Понял тогда он, что беседовал только что с богом.
В это время из своего покоя спустилась вниз в пиршественную залу Пенелопа. Она услыхала Фемия, певшего песнь о возвращении героев из-под Трои. Пенелопа стала просить Фемия прекратить печальную песнь и спеть другую. Но прервал ее Телемах. Он сказал, что в выборе песни виноват не певец, а бог Зевс, вдохновивший его. Просил Телемах мать вернуться в свой покой и там заниматься делами приличными ей как женщине и хозяйке — пряжей, тканьем, наблюдением за работой рабынь и за порядком в доме. Он просил мать не вмешиваться в дела, ей не подобающие, и сказал, что в доме своего отца Одиссея он один—повелитель. Выслушала Пенелопа сына. Покорно пошла она в свой покой и, затворяясь в нем, вспоминая Одиссея, горько плакала; наконец погрузила ее в сладкий сон богиня Афина.
Женихи же, когда ушла Пенелопа, долго спорили, кто из них должен стать ее мужем. Их прервал Телемах. Он сказал, что обратится за помощью к народному собранию, чтобы оно запретило им разорять его дом. Грозил им Телемах гневом богов. Но угрозы его мало подействовали на женихов, ойи по-прежнему продолжали шуметь, петь и плясать, буйствовали до самой ночи. Наконец разошлись они.
Пошел и Телемах в свою опочивальню, сопровождаемый верной служанкой Одиссея, престарелой Эвриклеей, которая вынянчила его. Там лег на свое ложе Телемах.
Всю ночь не мог он сомкнуть очей, — все обдумывал совет, данный Афиной Палладой.
На следующий день, рано утром, повелел Телемах глашатаям собрать народное собрание. Быстро собрался народ. Пришел Телемах в народное собрание, с ним были две собаки, а в руках у него — копье. Он был так прекрасен, что дивились собравшиеся. Расступились перед ним старцы Итаки, и сел он на место своего отца. Обратился Телемах с просьбой к народу защитить его и мать от бесчинства женихов, грабящих их дом. Он заклинал народ именем Зевса и богини правосудия Фемиды помочь ему.
Закончив гневную речь, Телемах сел на свое место, опустил голову, и слезы полились у него из глаз. Смолкло все народное собрание, но один из женихов, Антиной, дерз­ко стал отвечать Телемаху. Он упрекал и Пенелопу за ту хитрость, к которой прибегала она, чтобы только избежать нового брака. Ведь сказала же она им, что выберет себе из них мужа, как только окончит ткать богатый покров. Днем действительно ткала покров Пенелопа, ночью же распускала то, что успевала соткать за день. Антиной требовал, чтобы Телемах отослал мать свою к ее отцу. Этим хотел он заставить ее выбрать себе мужа. Отказался Телемах изгнать мать из дома, он призвал в свидетели тех оскорблений и зла, которые терпит от женихов, Зевса.
Услыхал его Зевс-громовержец и послал знамение. Над народным собранием поднялись два высоко парящих орла, долетели орлы до середины народного собрания, бросились друг на Друга, в кровь разодрали груди и шеи и быстро скрылись с глаз удивленного народа. Птице гадатель Галиферс возвестил всем собравшимся, что знамение это предвещает скорое возвращение Одиссея и горе тогда женихам. Никем не узнанный, вернется Одиссей и жестоко покарает тех, кто грабит его дом. Вот что поведал Галиферс собравшимся.
Не стал больше Телемах убеждать женихов прекратить бесчинства. Он просил народ дать ему быстроходный корабль, чтобы мог он плыть на нем в Пилос к Нестору, где надеялся узнать что-либо об отце. Поддерживал Телемаха лишь один разумный Ментор, друг Одиссея, он упрекал народ за то, что дозволяет женихам обижать Телемаха.
Молча сидели граждане. Из среды женихов встал Лео-Крит. Он, издеваясь над Телемахом, грозил гибелью Одиссею, если, вернувшись, попытается тот выгнать из своего дома женихов. Леокрит самовольно распустил народное собрание.
В глубоком горе ушел Телемах на берег моря, и там обратился он с мольбой к Афине Палладе. Явилась ему богиня, приняв образ Ментора. Посоветовала она оставить в покое женихов, так как те в своем ослеплении сами готовят себе гибель, которая все ближе и ближе. Обещала богиня добыть корабль Телемаху и сопровождать его на пути в Пилос. Повелела ему идти домой и приготовить все необходимое для далекого пути.
Повиновался ей Телемах. Позвал он верную служанку Эвриклею и пошел в обширную кладовую Одиссея, чтобы взять там все необходимое для путешествия. Одной лишь Эвриклее сказал Телемах о своем решении ехать в Пилос и просил ее во время его отсутствия заботиться о матери. Стала молить верная служанка Телемаха не покидать Итаку - боялась она, что погибнет единственный сын Одиссея. Но он был непреклонен.
Афина Паллада между тем, приняв образ Телемаха, обошла весь город, собрала двадцать юных гребцов и зашла также к Ноемону просить корабль. Охотно дал свой прекрасный корабль Ноемон. Теперь все было готово к отъезду. Афина, невидимая, вошла в залу, где пировали женихи, и погрузила всех их в глубокий сон. Затем, приняв снова образ Ментора, вывела из дворца Телемаха и отвела его на берег моря к кораблю.
Спутники Телемаха быстро перенесли на корабль припасы, приготовленные Эвриклеей. Взошел Телемах на корабль с мнимым Ментором. Афина послала попутный ветер, и быстро понесся корабль в открытое море.

Информация

Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 60 дней со дня публикации.

Популярные новости

Статистика сайта



Rambler's Top100



 
Copyright © НеОфициальный сайт факультета ЭиП