Вы на НеОфициальном сайте факультета ЭиП

На нашем портале ежедневно выкладываются материалы способные помочь студентам. Курсовые, шпаргалки, ответы и еще куча всего что может понадобиться в учебе!
Главная Контакты Карта сайта
 
Где мы?

Реклама


Информационная эпоха

Просмотров: 2384 Автор: admin

Информационная эпоха


Формирующееся в последние десятилетия новое междисциплинарное научное направление — социальную информатику — можно рассматривать как одну из важных областей системных исследований, ориентированных на процессы управления в сложных, в том числе и социальных системах.

сути системного мышления господствует интуиция, и множество частичных интерпретаций его существенных признаков способно отразить — хотя бы в той или иной степени — эту интуицию.

информация — «это отчужденное от непосредственного владельца и обобществленное путем вербализации (явного выражения) и закрепления на материальном носителе знание»


Важное значение для понимания социокультурной эволюции имеет теория самоорганизации (синергетика). Она уделяет особое внимание согласованности процессов самоорганизации в сложных системах различной природы, в том числе социокультурных. Синергетика помогает описывать и объяснять процессы функционирования и трансформации кризисного социума. В том числе при анализе проблемы выбора траектории трансформируемого объекта, перехода его с одной орбиты эволюции на принципиально иную. Способность социокультурных систем «выбирать» свои орбиты, правила этого выбора требуют тщательных исследований.


Соответственно двум типам антропосоциетального соответствия выделяются два типа социокультурных трансформаций:

1) традиционализация — возникновение и институционализация тради­ций и других элементов культуры и социальной структуры, которые обеспечивают приоритет предписанных норм и правил поведения субъектов (традиционных действий) по сравнению с возможностями инновационных их действий;

2) либерализация (модернизация) — расширение свободы выбора и ответ­ственности субъектов, увеличение возможностей для инновационных действий; либерализация осуществляется путем дифференциации структуры общества, возникновения и включения в нее новых интегрирующих элементов, — в соответствии с усложнением личности,
возвышением ее потребностей и способностей. Понятие «либерализация» используется здесь по отношению к обществу в целом, а не только к его политической организации; оно включает ценность свободы, сопряжено с веберовской рационализацией исторического процесса.



• дифференциация социальных структур, их плюрализация, расширя­ющая пространство свободного выбора действий граждан: отде­ление профессиональной работы от домашнего труда, государства от церкви, гражданского общества от государства и т.д., постепен­но дополняемая новой их консолидацией и дифференциацией уже на социетальном уровне — как социетально-функциональных струк­тур — жизнеобеспечивающей (прежде всего экономика), духовно-интегрирующей (культура), статусно-дифференцирующей (социаль­
ная структура), властно-регулирующей (политика);

• возникновение и включение в трансформирующуюся систему новых компонентов, обеспечивающих новую ее интеграцию: появление пас­сионарных личностей, продуцирующих и демонстрирующих новые, гуманистические ценности и нормы деятельности, включая свободы и права человека и гражданина; становление рыночной системы, ра­ционализация организационных структур управления, индустриали­зация труда, информатизация производственных и непроизводствен­ных сфер жизни; легитимизация и развитие политических партий, профессиональных союзов и других форм гражданского общества или массовой самоорганизации граждан, их участия в формиро­вании, функционировании и изменении государственных структур и т.п.;

• вырастание в либерализируемой социокультурной системе новых компонентов, дезинтегрирующих ее по новым основаниям: глубо­кое отчуждение человека от условий жизни и труда; глобализация военно-политических противостояний между различными типами общества, включая угрозу самоуничтожения человечества; рост эко­логических опасностей, деградация природной среды и другие.

Информационная эпоха

Лидером зрелой стадии либерализации быстро стали США. Молодое американское общество было свободно от досовременных проблем Европы и энергично прошло раннюю стадию либерализации (модернизации), осуществив своеобразный синтез английской и французской революций и превзойдя Англию по уровню индустриализации. После кризиса первой половины 30-х гг. XX в. американская экономика отдалилась от классической модели рыночной системы и стала подвержена институциональному контролю: государственно-правовому, профсоюзному и др. Значительно расширился спектр профессий наемного труда, включая высокие уровни должностей (менеджеры, администраторы и др.). Доходы сдвинулись от недвижимости в сторону ценных бумаг.

Промышленные успехи возвысили идеал человека, самостоятельно пробившегося на верхние этажи статусно-престижной стратификации. Решающей новацией была революция в образовании: сначала среднее, а затем и высшее образование стало массовым, возник новый способ выравнивания начальных позиций на пути к достижению справедливого положения в обществе, повысилась адаптационная способность членов общества, что особенно важно в условиях информатизации жизни, развернувшейся в последние два-три десятилетия. Эта и другие способности личности все более реализуются через небюрократические организации ассоциативного типа, значение которых растет.

Зрелая либерализация непосредственно связана с новым типом социальной организации, который многие, вслед за Д. Беллом, называют постиндустриальным обществом. В этом обществе деятельность людей связана в первую очередь с обработкой данных, управлением и информацией. Качественно возрастает роль знаний в их отношении к технологии, взаимодействий людей друг с другом. Большая часть рабочей силы занята в сфере обслуживания; можно сказать, что это — потребительское общество, основанное на услугах. Речь идет не о традиционных, вспомогательных по отношению к производству видах деятельности (коммунальные службы, транспорт и т. п.), а о новых видах услуг, таких как образование, здравоохранение, социальные службы, а также о профессиональных услугах типа анализа и планирования, дизайна, программирования и т. д. Расширение постиндустри­ального сектора требует, чтобы как можно больше людей имели высшее образование, получили навыки абстрактно-концептуального мышления и овладели техническими и буквенно-цифровыми приемами работы с информацией.

Все это вызывает к жизни новые принципы социальной организации и новые ее проблемы. Ключевой категорией социально-профессиональной структуры общества становятся специалисты, а его главным ресурсом — научные кадры. Университет выдвигается в центр социальных институтов постиндустриального общества. Значимую роль приобретает проблема соотношения масштабов экономической деятельности и социальных структур, организации управления. Быстрый рост административно-управленческого комплекса несет с собой опасность чрезмерной концентрации влияния. В число важнейших вырастает проблема глобализации, прежде всего экономики (объединение рынков капитала, валют, товаров и др.). Требуется более совершенное социальное управление и широкое использование экспертных оценок. Растет потребность в более чувствительных средствах «контроля» за социальными изменениями, в развитии процедур, позволяющих прогнозировать будущее [6].

Спустя четверть века после выхода книги Д. Белла «Грядущее постиндустриальное общество» (1973), на рубеже ХХ-ХХТ вв. становятся все более явными существенные характеристики зрелой либерализации. Среди них отчетливо вырисовывается главная ее черта — нарастающая информатизация социокультурных структур и процессов в различных странах, вступление человечества в информационную эпоху. Эта черта удачно схвачена и разносторонне обоснована в трехтомном труде испанца по происхождению, профессора университета Беркли (Калифорния, США) Мануэля Кастельса «Информационная эпоха: экономика, общество и культура» (1996-1998). Знаменательны приведенные им в эпиграфе слова Конфуция: «Я просто ухватил одну нить, которая связывает все остальное».

По Кастельсу, от способов производства (капитализм, этатизм и др.) следует отличать способы развития: индустриализм как такой способ, при котором главный источник развития заключается во введении новых источников энергии, и информационализм, при котором источник произ­водительности заключается в новых технологиях генерирования знаний, обработки информации и символической коммуникации, т. е. в воздействии знания на само знание. При этом информация понимается как данные, которые были организованы и переданы.

Последняя четверть XX в. характеризуется переходом от индустриализма к информационализму. Решающим фактором этого перехода стала капиталистическая реструктуризация, в результате которой возник «информациональный капитализм» (прежде всего в Северной Америке, Западной Европе, Японии). Странам Азиатско-Тихоокеанского региона удалось совместить свою традиционную сетевую форму экономической организации с новыми информационными технологиями. Советский же этатизм потерпел неудачу в перестройке, вплоть до коллапса всей системы. Тем не менее, ныне все общества затронуты информационализмом, а многие из них (в том числе все крупные общества) уже являются информациональными, не утрачивая при этом своей культурной и институциональной специфики.

Фиксируя этот факт, понятие информационная эпоха означает не про­сто количественный рост роли информации в современном мире, а новое качественное ее значение как фундаментального источника производи­тельности и власти. Именно эту специфику выражает термин «инфор-мациональное общество» (informational society, в отличие от information
society), указывая на особую форму социальной организации, одной из ключевых черт которой является, например, сетевая логика его базо­вой структуры (см. [7], с. 36-43).

Согласно Кастельсу, такому обществу присуща информациональная экономика. В ней автоматизированная обработка информации встроена в материальное производство и в сферу товарно-финансовых операций. На глобальном уровне постоянная архитектура взаимозависимого мира (три основных региона: Северная Америка, Западная Европа, Азиатско-Тихоокеанский регион) сочетается с изменчивой геометрией рыночно-конкурентных процессов. На микроуровне формируются «сетевые предприятия», происходит индивидуализация трудовых процессов, наблюдается экспансия информационно обогащенных занятий, множатся «сетевые работники».

В сфере культуры осуществляется вторая (после изобретения алфавита 700 лет до н, э.) технологическая трансформация способов коммуникации — формируется и распространяется супертекст и метаязык интерактивных информационных сетей. Впервые в истории в одной и той же системе интегрируются устные, письменные и аудиовизуальные способы человеческой коммуникации. Различные измерения человеческого духа объединяются в новом взаимодействии между обоими полушариями мозга, машинами и социальными контекстами. Классическим образцом новых информационных технологий стал Интернет — всемирная паутина инициативных контактов между пользователями компьютеров, независимая от командных и контрольных центров. Возникает мультимедиа как символическая среда электронных коммуникаций во всех сферах жизни: от дома до работы, от школ до больниц, от развлечений до путешествий; она не противостоит традиционным культурам, а абсорбирует их. Формируется культура реальной виртуальности. Все это фундаментально меняет характер коммуникаций и ведет к трансформации культур.

Более того, изменяются социальные формы пространства и времени. Опыт использования прежних социотехнических структур утвердил пред­ставления о пространстве мест. На основе нового исторического опыта использования информационных технологий формируется и распространяется новая пространственная логика — пространство потоков, т. е. программируемых последовательностей обменов и взаимодействий между позициями социальных акторов. Это пространство включает не менее трех слоев: сеть электронных импульсов, образующих материальную основу процессов; узлы и коммуникационные центры сети; социопростран-ственная организация доминирующих менеджерских элит. Одним из воплощений пространства потоков служит феномен «глобального города», осуществляющего комплекс развитых услуг по всей планете (например, совместное господство Нью-Йорка, Токио и Лондона в международных финансах и в большинстве консалтинговых и деловых услуг международного масштаба). По пространственно-поточной логике строится и новое индустриальное пространство, ключевым элементом которого является размещение инновационных производственных комплексов (инновационная среда) [7, гл. 6].

Добавим, что инновационный процесс обретает максимальную эффективность, когда он организуется в качестве инновационного потока. Само понятие инновационного потока было предложено и обосновано при анализе результатов проведенного в середине 80-х гг. под руководством автора международного исследования социальных аспектов развития микропроцессорной техники в странах СЭВ [8].



Представим в широком смысле социальное, или социокультурное пространство как состоящее из двух групп компонентов: а) культурных — ценности, нормы, интересы, потребности индивидов и социальных групп; б) социальных — статусы и роли индивидов, социальные институты и их функции. Эта «ткань» социокультурного пространства и прежде была пронизана информационными потоками. Однако ныне эти потоки обогащаются компьютерными технологиями и их инфраструктурами, становятся компьютеризированными. Интенсивность компьютеризированных потоков информации нарастает по экспоненте. Это уже не прежняя ткань «информационной среды общества», а качественно новая, модернизированная социокультурная ткань — компьютеризированное социоинфор-мационное пространство.

Это не статичный, а постоянно меняющийся объект, непрерывный поток изменений различной скорости, интенсивности, ритма и темпа. К такому движущемуся пространству применим процессуальный образ «поля»: динамичное и многомерное социоинформационное поле составляет, по-видимому, одну из важнейших компонент той альтернативной модели социальных изменений, поисками которой занята мировая социологическая мысль в начале нового столетия и которую она предвосхищает в терминах «динамическое социальное поле» или «многомерное социокультурное поле» [15].



Типология формализации и реформализации социологической информации

При характеристике типологии воспользуемся общей типологией формализации элементов системы моделирования, предложенной автором в конце 70-х гг. для анализа глобального моделирования (см. [18]).

Тогда было фиксировано, что система моделирования (СМ) включает множество формализованной и неформализованной информации об объекте моделирования, необходимой для решения тех задач, которые будет ставить исследователь (пользователь), и упорядоченной в соответствии со структурой и закономерностями функционирования и развития объекта. Формализованными были названы элементы информации, выраженные на формальном языке (математическом, алгоритмическом и т. п.), а неформализованными — выраженные на естественном языке. Конечно, граница между ними относительна: одни и те же элементы в одной СМ могут быть неформализованными, в другой же — формализованными. Иными словами, грань между ними зависит от целей СМ, применяемого математического аппарата и других факторов, но в каждой конкретной СМ она может быть установлена точно и определенно. Наряду с формализованными, мы выделили три вида неформализованных элементов: неформализуемые, формализуемые и деформализуемые.

Актуальные проблемы социальной информатики

Расширение предметной области социальной информатики

Проблемы, относящиеся с области социальной информатики, изучаются уже немало лет. Так в 1976 г. был образован специальный комитет «Отношения между компьютерами и обществом» (Relationship between computers and society) Международной федерации по обработке информации (IFIP) [27], одной из самых авторитетных организаций в области информатики. Этот комитет в настоящее время включает следующие рабочие группы:

• компьютеры и работа (Computers and works), основана в 1977 г.;

• социальная ответственность (Social accountability, 1977 г.);

• домашняя информатика и телематика (Home-oriented informatics and telematics), основана в 1988 г.;

• социальное значение компьютеров в развивающихся странах (Social implications of computers in developing countries), основана в 1989 г.;

• социальное значение систем искусственного интеллекта (Social im­plications of Artificial Intelligence Systems), основана в 1989 г.;

• информационная технология: управляющие информационные си­стемы — использование и право (Information Technology: MIS — Useand the Low, основана в 1990 г.

В соответствии с традициями IFIP рабочие группы возникали снизу, стихийно. Поэтому этот список не может претендовать на классификацию проблем социальной информатики и является иллюстрацией разноплановости интересов, которые можно отнести к этой области. Не все перечисленные проблемы кажутся авторам первостепенными для современного состояния проблемы.

В целом, к предметной области социальной информатики можно отнести следующие явления компьютерной активности общества (см. также [2, 3, 17]): социологический анализ основных направлений внедрения


информатики в общественную и социальную сферы — телекоммуникации, системы обучения, Государственная компьютерная система «Выборы», multimedia и др.; влияние информатики на социальные явления в обществе (телекоммуникации, позволяющие людям общаться без политических, географических, временных и других ограничений); исследование влияния социальной среды на задачи, стоящие перед информатикой (создание средств информатики, как программных, так и аппаратных, доступных самому широкому кругу пользователей по критериям сложности, стоимости, распространенности и т.д.).

Бурное развитие информатики существенно расширило сферы ее влияния, в результате чего ее проблемы перестали быть внутренними проблемами информатики и актуальными стали прежде всего ее социальные аспекты. Наиболее ярким примером этого является Интернет. Возникло соединение внутренней проблематики информатики (разграничения доступа, принципы создания интерфейсов, средства коммуникаций) с социальными ее аспектами. В качестве примера можно упомянуть попытки государственных органов ряда стран с тоталитарным режимом ограничить свободу слова и общения в сугубо специфической области телекоммуникаций — Интернете. Трудно провести границу между технологическими особенностями информатики и социальными последствиями и ограничениями компьютерного мира без границ.

В результате распространения персональных и домашних компьютеров, телекоммуникаций, когда участниками процесса использования достижений информатики стали сотни миллионов людей, проблемы информатики перестали быть внутренним делом технических специалистов и приобрели ярко выраженный социальный характер.

С позиций сегодняшнего дня можно выделить следующие предметные области, проблемы которых в первую очередь заинтересуют специалистов, занимающихся социальной информатикой:

• интернет как фокус взаимодействия компьютера и общества;

• финансовая инженерия и ее влияние на экономические процессы;

• методы информатики в социологических и политологических иссле­дованиях;

• системы поддержки принятия решений;

• принятие решений при чрезвычайных ситуациях;

• геоэкоинформатика;

• информационная безопасность.

Интернет как фокус взаимодействия компьютера и общества

Появление Интернета, безусловно, является ярчайшим событием в сфере взаимодействия компьютера и общества. И хотя для большинства

россиян на сегодняшний день Интернет является достаточно абстрактным понятием, хочется надеяться, что Россия не останется в стороне от величайшего достижения человечества в силу экономических проблем или ложно понимаемой другой проблемы социальной информатики — «информационной безопасности».

В настоящее время продвижение Интернета в России во многом осуществляется усилиями, а точнее деньгами Дж. Сороса. Институт «Открытое общество» (Фонд Сороса) финансирует быть может самую социально важную часть общества — российские университеты.

Социальные аспекты Интернета определяются прежде всего новыми возможностями доступа к мировым информационным ресурсам, которые можно разделить на следующие категории:

1) культурные, познавательные информационные ресурсы, предложения туристических фирм, благодаря которым человек может повы­сить свой культурный уровень;

2) информация о мировом рынке труда, оперативная информация о предложениях рабочих мест по многим интеллектуальным спе­циальностям. При этом с одной стороны возникает свобода выбора и самореализации для россиян, с другой стороны Россия лишается высококвалифицированных кадров;

3) оперативный доступ к товарам и услугам с оплатой через кредит­ные карты. Эта категория особенно эффективна при покупке книг, компакт дисков (компьютерных, музыкальных) и тому подобных товаров;

4) уникальные возможности открываются для научного сообщества. Оперативный доступ к публикациям зарубежных ученых, многие из которых сразу после написания появляются на WWW-страницах научных центров, особенно важен в нынешней ситуации, когда библиотеки России практически перестали получать иностранные научные журналы. Так же важна оперативная информация о научных конференциях и семинарах, которую можно получать в том числе в весьма удаленных районах;

5) громадные возможности открываются для молодежи для учебы за гра­ницей. Имея полную информацию об условиях и сроках поступле­ния, можно выбрать подходящее во всех смыслах учебное заведение и успешно продолжить учебу.

Новые возможности, естественно не ограничиваются приведенным списком, но все они требуют изучения их влияния на изменения в нашем обществе.

За период с 1997 г. произошли глубокие изменения в том, что можно условно назвать российским Интернетом. В этой теме можно выделить несколько отдельных аспектов данной проблематики. Техническая база российского Интернета существенно окрепла. Произошло заметное увеличение количества серверов (и соответственно каналов и провайдеров). Характерной особенностью возросшего авторитета российского


Интернета является тот факт, что многие иностранные представители в России (включая сотрудников Американского посольства), которые раньше использовали американские и европейские коммуникационные возможности, теперь используют адреса с доменом , то есть пользуются российскими серверами.

В 1998-2001 гг. существенно расширилась доступность Интернета, произошла мини революция в отношениях пользователей и провайдеров. Громадной удачей для мирового прогресса стало изменение маркетинговой политики провайдеров Интернета. Если на первых стадиях провайдеры пытались получать деньги от предоставления услуг регистрации и абонементной платы, что существенно ограничивало круг пользователей Интернета, то сейчас ситуация резко изменилась. Магистральным направлением в экономической политике провайдеров (в широком смысле, то есть всех тех, кто занят предоставлением услуг) стало привлечение максимального количества пользователей и активизация их деятельности. Для достижения этих целей предоставляется бесплатно ряд первоначальных услуг: предоставление адреса электронной почты, пространства для создания Web страниц, доступа ко многим информационным ресурсам. Это явление создало беспрецедентные возможности демократизации Интернета. Любому человеку достаточно на 5 минут получить доступ в Интернет, как он может стать обладателем всех необходимых ресурсов (E-mail и web site), причем на выбор в России или за рубежом (для зарубежных ресурсов, конечно, имеется ограничение в виде знания английского языка). Для свободного доступа к Интернету тоже есть возможности в некоторых библиотеках, Интернет-кафе и др.

Провайдеры теперь получают доходы в виде оплаты трафика, предоставления рекламных возможностей и возможности влияния на посетителей наиболее популярных Web страниц. Эти возможности очень интересны, например, с точки зрения избирательных технологий.

Финансовая инженерия и ее влияние на экономические процессы

Среди многих теоретиков разного профиля (экономистов, математиков, специалистов по информатике, системному анализу и т. п.) в последнее время возник большой интерес к различного рода приложениям в финансовой сфере. Можно выделить следующие задачи, которые следует отнести к проблемам финансовой математики:

• формирование инвестиционного портфеля;

• актуарные расчеты;

• моделирование фондовых рынков;

• моделирование производных финансовых инструментов (фьючерсов, опционов);

• анализ специфических объектов отечественного финансового рынка: ГКО (государственных краткосрочных обязательств), ОГСЗ (облигаций государственного сберегательного займа) и др.

Исследования в области финансового моделирования требуют применения системного подхода, учета «человеческого фактора» с помощью психологии, социологии в сочетании с точными науками в лице финансовой математики.

Начальный этап финансовой математики связан прежде всего с решением задачи об оптимальном инвестиционном портфеле. В этой связи следует выделить прежде всего работу Г. Марковитца [29], которая посвящена проблемам инвестиционных решений в условиях неопределенности. В ней впервые была предложена математическая модель составления оптимального портфеля ценных бумаг и приведены методы построения таких портфелей при определенных условиях. Г. Марковитц формализовал понятие доходности и риска с точки зрения теории вероятностей через математическое ожидание и дисперсию. Выполненная еще в 1952 г. эта работа и сейчас является отправной точкой для многих исследований при решении финансовых задач.

В последние годы на Западе было предложено множество моделей для управления финасовыми рисками фирм и индивидуумов. Эти модели достаточно эффективно используются в реальных задачах стратегического и тактического управления банковскими и другими активами. В настоящее время, благодаря успехам нелинейного стохастического анализа, достигнутых во Франции и у нас в России (школа профессора А. Н. Ширяева [20]), появилась возможность уточнения этих моделей и повышения на их основе эффективности управления. В этом случае задача состоит в поиске решения с учетом принятого критерия: минимум риска; максимум выигрыша; осредненный выигрыш за большой период и т.д. Уточнение моделей позволяет надеяться уменьшить риск потерь и выработать надежные, робастные стратегии управления в реалиях российской экономики.

В последнее время мы являемся свидетелями наиболее яркого примера влияния информатики на жизнь общества.

Очевидным для всех является факт возникновения мирового финансового кризиса. Есть много гипотез, чем вызван этот кризис, но до сих пор никто не назвал основную (на взгляд автора) причину кризиса — современные информационные технологии.

Общеизвестно, что одним из краеугольных камней капиталистического способа производства является фондовый рынок. С помощью бирж и акций определяются главные направления инвестиций и соответственно перспективные отрасли экономики. В основе деятельности фондового рынка лежит предположение, что на бирже происходят случайные процессы (в математическом смысле этого слова), в результате сложения которых реализуется математическое ожидание нужного направления и величины (скорости движения в этом направлении) развития


наиболее перспективных технологий. Вера в эту гипотезу настолько велика, что в последнее время финансовая математика (а точнее финансовая теория вероятностей) стала чрезвычайно популярной наукой, как среди математиков, так и людей, связанных с биржевой деятельностью. Подтверждением этого факта является и присуждение Нобелевской премии по экономике двум американским математикам М. Шоулсу (М. Scholes) и Р. Мертону (R. С. Meiton). Третий основоположник современной финансовой математики Ф. Блэк (F. Black) не дожил до признания своих заслуг на таком уровне, так как Нобелевская премия присуждается только живым ученым. По математике Нобелевская премия не присуждается, поэтому часто математики получают премию по экономике, как например, выдающийся советский математик Л. В. Канторович. Все было замечательно для капитализма и математиков, но тут в дело вмешались современные информационные технологии и все благополучие развитых и развивающихся стран закончилось. Что же произошло? Информаци­онные технологии нарушили основной постулат фондового рынка, что его участники (брокеры) действуют независимо, в математическом смысле слова случайно, и результат является осреднением их независимых и даже хаотических решений. Понятно, что если все брокеры будут только продавать акции или только покупать, то никакого фондового, как и любого другого рынка быть не может. Но брокеры живые люди с разным темпераментом, разными источниками информацией, разной внушаемостью, разной реакцией, действовали до эпохи информационной революции совершенно по-разному.

В последние несколько лет все резко изменилось. Появились фантастические средства коммуникации, стали общедоступными достижения финансовой математики, интеллектуальные компьютерные системы подсказки [8, 9]. Причем, поскольку результаты научно-технических достижений практически одинаковы для всех, все брокеры, например на Лондонской бирже, получают одну и ту же информацию о результатах торгов с Токийской биржи до начала работы. Если какие-то бумаги в Токио падали, то у большинства брокеров в Лондоне возникало естественное желание их продавать. Через несколько часов их инициативу продолжали за океаном, например в Чикаго. Далее информация о падении акций в США поступает в Токио и другие биржи этого региона, где этот процесс продолжается и даже ускоряется.

На основании одной и той же информации, вооруженные одной и той же методикой, большинство брокеров принимают одинаковые решения. В результате получается так называемая положительная (в отрицательном смысле этого слова) обратная связь, когда после каждого чиха на Токийской или другой восточной бирже все брокеры в Лондоне начинают бежать в одну и ту же сторону, создавая обвалы на бирже в Чикаго и потом снова в Токио. В последние несколько лет все больше брокеров присоединялось к колонне, которая бежала вверх, в результате чего фондовый рынок оказался сильно перегретым, стоимость акций росла, вызывая новый рост акций. Рано или поздно должно было произойти

событие, после которого брокеры должны были сменить направление и позвать всех остальных бежать за собой в противоположенном направлении. Сигналом к этому могло быть что угодно: присоединение Гонконга к Китаю или очередной виток Кондратьевского цикла (описывающего циклический характер развития экономики) или что-нибудь еще. Это совершенно не существенно, что именно явилось первопричиной кризиса, рано или поздно это должно было случиться.

Наша страна тоже попала в этот переплет. Как показал журнал «Эксперт» на конкретных цифрах, наш российский фондовый рынок был исключительно перегрет в 1997 г. Произошел совершенно неадекватный рост стоимости акций многих компаний. Все бежали в одну сторону. После ряда событий (падение цен на нефть, ухода игроков — нерезидентов в результате азиатского «гриппа») все побежали назад (вниз). Дж. Сорос заявил, о крахе финансового мирового рынка (финансового мирового порядка) и он совершенно прав. Но попытки найти виновного в самом Соросе, азиатских тиграх и т. д. дадут, на наш взгляд, неверный результат. Виноват, «как всегда», технический прогресс, в данном случае в лице информатики, которая фактически уничтожила мировой фондовый рынок. Мы (Россия) как всегда очень не вовремя стали частью мировой финансовой системы, чем мы очень гордились. Но это произошло в тот момент, когда эта система обрушилась и погребла под своими обломками и российскую, гораздо более слабую экономику. Имеется в виду дефолт.

Свидетельством нарушения основ существования фондового рынка служит тот факт, что инвестиционная компания, основанная Нобелевскими лауреатами, упомянутыми выше, разорилась, так как их теория в новых условиях отсутствия случайности уже не работала.

Еще одним подтверждением предлагаемой гипотезы является тот факт, что одной из причин кризиса 1998 г. называют падение цен на нефть. Это предположение свидетельствует об абсурдности современной экономики. Падение цен на энергоносители должно вызывать оживление экономического развития в связи со снижением издержек на производство, сферу услуг и тому подобные эффекты. Очень важно сделать правильные выводы из анализа мирового кризиса. Миру в целом и отдельным странам уже не удастся вернуться к сравнительно спокойному развитию, определяемому фондовыми рынками. Капитализм, основанный на этом принципе, кончился. Нужно искать что-то принципиально другое средство регулирования направлений развития вместо фондового рынка. В краткосрочном плане можно попытаться использовать различные механизмы для частичного восстановления биржевой де­ятельности. Для этого наукой разработаны различные методы, например в теории автоматического регулирования, типа введения запаздывания и т. п. Но в долгосрочном плане это не сможет решить всех проблем. Необходимо кардинальное изменение базовых принципов. Конечно все это относится в основном к финансовой надстройке. Производство в развивающихся странах не останавливается и большинство людей вообще не замечает кризиса. Сдулся только воздух, который был в перегретых


акциях, которые покупались на деньги, которые были положены в банки, потом эти акции служили обеспечением новых кредитов, на которые покупались новые акции и под их обеспечение снова брались кредиты и т. д. В результате повышались индексы Dow Jones, Nasdaq и других и все это почему-то называлось экономическим ростом. Когда в результате небольшого насморка эта раскручивающаяся спираль остановилась, и кто-то первым продал акции, все остальные начали продавать тоже, стоимость заложенных акций уменьшилась, нужно было увеличивать залог акциями, а их нужно было срочно продавать. Таким образом воздух начал выходить, дутые деньги исчезать и это все называется финансовый кризис. Поскольку в последнее время в России больше развивалась финансовая надстройка, а не реальный сектор, то в результате мы получили очень тяжелую экономическую ситуацию.

Похоже, что мы, рядовые граждане и в России и в остальном мире должны требовать запретить использовать акции в виде залога, платежа, поскольку наша спокойная жизнь зависит от состояния мировой банковской системы. Кризис, начавшийся на Азиатской бирже, в конце концов, ударил по российским вкладчикам крупнейших российских банков тоже.

Методы информатики в социологических и политологических исследованиях

Сплошная информатизация, которая происходит во многих странах, предоставляет принципиально новые возможности для прикладной социологии.

Рассмотрим это на примере Государственной Информационной системы «Выборы». После проведения выборов или других типов голосований социологи могут получить в свои руки громадный объем данных, социологический анализ которых может дать много интересных результатов, для получения которых до этого требовались грандиозные усилия. Получив результаты по республикам, областям, городу и селу, рабочим районам и привилегированным, военному и гражданскому, моно и многонациональному и т. д. можно делать весьма содержательные выводы.

Другие данные, которые можно получить практически даром, без дорогостоящих социологических обследований — это информация, которая накапливается о пользователях общедоступных компьютерных сетей. В них автоматически накапливается информация о количестве обращений к той или другой информации, данные о пользователях информационными системами, тематическими страницами в Интернете. Некоторые системы запрашивают персональные данные пользователей, их возраст, пол, образование и т. д. Эти данные можно эффективно использовать для социологического анализа. Можно исследовать динамику интересов пользовательских масс, с учетом политической ситуации, погоды, времени года и т. п.

Компьютерную политологию можно проиллюстрировать следующими двумя примерами. Один из них связан с компьютерным моделированием стратегического баланса США-Россия (СССР) или Восток— Запад [30]. Эта проблема выходит за рамки классического компьютерного или математического моделирования. Здесь существенны социальные аспекты, интерпретация результатов, формулирование ограничений, так, например, технического термина «взаимно гарантированного уничтожения».

Другим очень интересным примером с точки зрения социальной информатики являются разработки мониторинговых информационно-аналитических систем в практической конфликтологии, основывающиеся на анализе международных политических конфликтов [1]. Данное направление соединяет применение современных методов информатики (искусственный интеллект, компьютерную лингвистику) с социально-политологическими исследованиями.

При разработке охарактеризованных выше проблем используются различные методы, их можно разделить на следующие группы:

1) традиционные методы информатики, используемые в социальных исследованиях;

2) классические методы социальных наук для решения социальных проблем информатики;

3) новые методы социальной информатики, специально создаваемые для решения нового класса социальных задач или методы первых двух категорий, адаптированные или интегрированные для решения задач социальной информатики.

Такого рода исследования в первую очередь доступны коллективу, имеющему опыт разработки междисциплинарных проектов. К ним, в частности, относится Институт системного анализа РАН, в котором в течение многих лет ведутся системные исследования социально-экономических процессов [12] (глобальное моделирование, которое было начато еще в стенах Института прикладной математики им. М. В. Келдыша) методами как социальных наук, так и информатики, такими как математическое и компьютерное моделирование, статистический и системный анализ, социологические исследования, теория развивающихся систем.

Системы поддержки принятия решений

Одним из источников и составных частей социальной информатики являются системы поддержки принятия решений (DSS — Decision Support Systems). Эта проблематика начала развиваться с середины 70-х гг., когда программисты и психологи [25] поняли, что компьютер (а вернее программист) должен учитывать психологию и социальные особенности конечного пользователя (ЛПР — лица, принимающего решения).

Ключевым словом в этих разработках является понятием «поддержка». Это должна быть компьютерная система, которая предоставляет ЛПР средства для использования моделей и данных, чтобы распознавать, понимать и формулировать задачи [28]. Классические системы поддержки принятия решений были ориентированы в большей степени на осуществление вычислительных функций, чем логических. Популярные в среде специалистов по искусственному интеллекту экспертные системы имели крен в сторону работы только с логической информацией. Новое поколение DSS должно оперировать как с традиционной хорошо структурированной информацией, использующей аппарат СУБД (систем управления базами данных), так и системами, основанными на знаниях, а также с другими видами информации — текстами, изображениями, даже иногда звуками, а также учитывать социальные и психологические особенности пользователей компьютерных систем.

В проблематике систем поддержки принятия решений, использующих методы искусственного интеллекта, или — как сейчас считается более правильным называть — системы, основанные на знаниях, имеется ряд самостоятельных направлений, развитие которых способствует усилению социальной составляющей в этих системах. Так особенно важна разработка информационных технологий, позволяющих аккумулировать социальный опыт всех участников процесса принятия решений в рамках некоторой общей компьютерной среды и интегрировать в рамках решения одной задачи различные подходы и методы компьютерной поддержки принятия решений [5].

Компьютерная поддержка принятия решений является необходимым условием принятия качественных решений сложных проблем с большими объемами информации. Компьютерные системы могут оказывать существенную пользу, если они создаются быстро, хорошо адаптируются, настраиваются на меняющиеся условия и учитывают специфические особенности ЛПР. Более подробно о некоторых аспектах DSS можно прочитать в [18, 19, 22, 26].

Принятие решений при чрезвычайных ситуациях

Управление в чрезвычайных ситуациях и методы принятия решений в последнее время стало очень благодатной областью приложения современных методов информатики [15, 16, 23, 24]. В этой сфере актуальной проблемой является интеграция средств телекоммуникаций, систем, основанных на знаниях (искусственного интеллекта), и компьютерных методов поддержки принятия решений (DSS) [16, 23]. Системный подход к созданию адекватных методов решения поставленных задач и выбор соответствующих технических средств позволили приступить к созданию принципиально новых систем, позволяющих интегрировать опыт (в том числе и печальный) принятия решений в условиях чрезвычайных ситуациях, связанных с экологическим или промышленным риском.

На основании опыта создания программно-технических и организационно-технологических структур для развивающихся систем принятия решений созданы и реализованы отдельные элементы комплексной системы, соединение которых позволит существенно уменьшить последствия аварий, стихийных бедствий и других чрезвычайных ситуаций [13, 24]. Объединение компьютерных систем поддержки принятия решений в чрезвычайных ситуациях в общую телекоммуникационную (в том числе международную) сеть позволит оперативно передавать структурированную информацию между однородными объектами и активно использовать метод учебы на чужом опыте и чужих ошибках [14].

Системы геоинформатики

Формированию геоинформатики способствуют увеличение интереса к проблемам взаимодействия человека с природой и бурное развитие тех­нических и программно-математических средств информатики [10, 11]. Своим появлением системы геоинформатики в основном обязаны графическим возможностям современных компьютеров. К ним относятся графические возможности средств отображения данных (цветные дисплеи высокого разрешения, графопостроители), методы компьютерной графики, компьютерные средства передачи данных, средства преобразования факсимильной информации в цифровую и обратно, лазерные диски и другие средства хранения информации.

Современный уровень развития систем геоэкоинформатики характерен проведением исследований по нескольким самостоятельным направлениям.

Одно из них можно отнести к задачам социальной информатики. Оно связано с повышением интеллектуального уровня систем, использованием методов искусственного интеллекта (систем, основанных на знаниях) и, в частности, экспертных систем для поддержки принятия решений, накопления знаний, в том числе в картографической форме и в виде математических моделей анализа и прогноза состояния природной среды. Эти системы должны быть открытыми, адаптивными, позволяют решать задачи всего цикл обработки геоэкологической информации от ее ввода в компьютер до представления результатов и принятия решений. Это направление развивается в Институте системного анализа РАН. с 1982 г. [4,6, 7, 21].

Одним из применений систем геоэкоинформатики к задачам, имеющим социальное значение, является система RAINS (Regional Acidification Information and Simulation) [31], которая предназначена для исследования проблемы кислотных дождей, вызванных большими техногенными выбросами в атмосферу окислов серы и азота.



Популярные новости

Статистика сайта



Rambler's Top100



 
Copyright © НеОфициальный сайт факультета ЭиП