Вы на НеОфициальном сайте факультета ЭиП

На нашем портале ежедневно выкладываются материалы способные помочь студентам. Курсовые, шпаргалки, ответы и еще куча всего что может понадобиться в учебе!
Главная Контакты Карта сайта
 
Где мы?
» » » Экономико-правовое обеспечение коммерциализации интеллектуальной собственности

Реклама


Экономико-правовое обеспечение коммерциализации интеллектуальной собственности

Просмотров: 3725 Автор: Angel
Сложность правовой природы института "интеллектуальная собственность", различия в толковании этого понятия в российском и иностранном патентном праве, недостатки действующего российского законодательства, отсутствие экономических механизмов и традиций управления интеллектуальной собственностью в целом во многом предопределили происходящую в последние годы в России дискуссию о том, кто является субъектом права на интеллектуальную собственность (ИС), созданную в первую очередь за счет средств государственного бюджета, - государство или хозяйствующий субъект-разработчик.
Урегулирование прав на интеллектуальную собственность, создаваемую за счет бюджетных средств, особенно важно для развития связей между наукой и промышленностью, установления единой "инновационной цепочки". По различным оценкам, в России используется от 8 до 10% инновационных идей и проектов, в Японии - 95, в США - 62%\1. Четкая выработка механизма закрепления прав на интеллектуальную собственность для последующей коммерциализации ее объектов особенно важна при формировании национальной инновационной системы.
Внимание к объектам ИС, созданным полностью или частично на средства государственного бюджета, не случайно. В России на долю государственного финансирования приходится более 55% суммарных внутренних затрат на исследования и разработки. По оценкам экспертов, около 90% существующих объектов интеллектуальной собственности полностью или частично образовано за счет бюджетных средств. Вместе с тем государство не может ограничиваться только методами прямого финансирования, оно должно обеспечивать соответствующие правовые и экономические условия, формировать механизмы, способствующие эффективному использованию ИС. Четкая законодательная база отсутствует и в сфере смешанного финансирования НИОКР, достаточно распространенного в настоящее время.
Эволюция регулирования прав на объекты интеллектуальной собственности
В конце 1980-х годов в нашей стране возникла потребность в новой правовой среде для ускорения внедрения изобретений. В 1991 г. была заложена правовая основа для перехода к рыночным механизмам в сфере создания и использования промышленной собственности\2, а также для защиты экономических интересов ее разработчиков - хозяйствующих субъектов. В качестве такой основы стала единая патентная форма охраны изобретений. Патент как охранный документ исключительного права предоставлял его обладателю "возможность использовать изобретение по своему усмотрению... а также запрещать использование изобретения ... без согласия патентообладателя" (ст. 3, 4, 5 закона "Об изобретениях в СССР"). Имущественные отношения по поводу использования изобретений, охраняемых патентами, приобретали товарный характер.
Вместо административных понятий "внедрение" и "использование" были введены понятия "исключительное право на использование" и "передача права на использование" изобретения. Это означало включение в хозяйственный оборот продукта, изготовленного с использованием запатентованного изобретения, а также применение способа, охраняемого патентом. Был также введен лицензионный договор, который стал формой передачи прав на использование изобретения. Все эти нормы в той или иной мере в дальнейшем вошли в Патентный закон РФ (1992 г.)
С 1992 по 2003 г. в Российской Федерации был принят пакет законов, указов и подзаконных актов, сформировавших основные законодательные условия охраны прав на объекты интеллектуальной собственности. Новое законодательство было направлено на регулирование имущественных и связанных с ними личных неимущественных правоотношений по формированию объектов ИС, их правовой охране, регистрации и использованию. Оно юридически закрепило, а в части патентного права восстановило традиционное в мировой правовой и экономической практике положение, в соответствии с которым права на объекты ИС становятся собственностью хозяйствующего субъекта и специфическим товаром, который, как и всякий товар, может быть введен в хозяйственный оборот на внутреннем и внешнем рынках.
В принятом пакете законов предусматривалась возможность обеспечения правовой охраны тех объектов интеллектуальной собственности, которые были защищены охранными документами в СССР. Так, на территории Российской Федерации признавалось действие ранее выданных охранных документов СССР на изобретения и промышленные образцы\3, а также на товарные знаки и знаки обслуживания\4. Заявителям предоставлялось право вместе с авторами изобретений и промышленных образцов ходатайствовать о прекращении действия авторских свидетельств на изобретения и свидетельств на промышленные образцы, по которым на момент введения Патентного закона РФ не истек соответственно 20-летний и 15-летний сроки с даты подачи заявок с одновременной выдачей патента РФ на оставшийся срок 5.
Согласно статистике обмена авторских свидетельств на патенты, патентную защиту получило только каждое сотое авторское свидетельство. Но этот показатель не является признаком низкого качества изобретений, поскольку на масштабы патентования оказал влияние по крайней мере еще один фактор - сложность коммерциализации научных результатов в начале 1990-х годов. Доходы от инновационной деятельности были невысокими, поэтому многие предприятия и организации не проводили обмен авторских свидетельств на патенты. Кроме того, инновационную активность авторов снижало отсутствие механизма коммерциализации.
Патентный закон РФ (1992 г.) был принят еще до приватизации, поэтому значительная часть НИИ, промышленных предприятий и инновационных фирм, ставших владельцами ИС, по-прежнему оставалась в государственной собственности. В корне ситуацию изменила приватизация, так как в ходе ее проведения права на интеллектуальную собственность, созданную за счет государственного финансирования, стали передаваться приватизированным юридическим лицам. Это не было предусмотрено в период принятия базовых законов об ИС, поскольку российское законодательство в области интеллектуальной собственности во многом формировалось на основе американского и европейского. Но законодательные нормы этих стран не были рассчитаны на внезапные и крупномасштабные изменения в имущественных отношениях, подобные тем, которые происходили в России.
Особенностью проводимой приватизации в сфере науки было то, что она осуществлялась без учета стоимости нематериальных активов научных организаций. Собственниками ранее созданной ИС становились новые институты или авторы изобретений, если институт предоставлял им такое право. Продолжающаяся до сих пор дискуссия о том, что необходима инвентаризация ранее созданной ИС для закрепления за государством прав на какую-то ее часть, вряд ли имеет смысл. К тому же такую инвентаризацию практически невозможно и провести, не говоря уже о том, что она экономически нецелесообразна из-за морального устаревания изобретений.
В отличие от мировой практики в отечественном законодательстве не разработан вопрос о принципиальных подходах государства к закреплению прав на результаты НИОКР, финансируемые из средств государственного бюджета, отсутствуют и механизмы вовлечения такой собственности в хозяйственный оборот. Более четко позиция государства в этом вопросе начала прослеживаться в нормативно-правовых актах 1998-2002 гг.\6 Согласно принятым законодательным актам, права на результаты исследований и разработок, проводимых за счет средств государственного бюджета, если они не являются объектами исключительного права физических или юридических лиц, принадлежат Российской Федерации, от имени которой выступают Минюст РФ и государственный заказчик, или - исполнителю с их согласия.
За Российской Федерацией в лице уполномоченного федерального органа исполнительной власти стали закреплять права уже на любые результаты научно-технической деятельности, полученные за счет средств федерального бюджета, если они не являлись объектами исключительных прав физических и юридических лиц\7. Такое закрепление прав должны были обеспечивать государственные заказчики при заключении и реализации государственных контрактов. Исполнитель же обязан был незамедлительно уведомлять государственного заказчика о всех созданных при реализации контракта объектах интеллектуальной собственности, использование которых для обеспечения федеральных государственных нужд должно осуществляться, как правило, на основе безвозмездной неисключительной лицензии, предоставляемой государственным заказчиком. В результате реальное развитие получил фискальный подход к распределению прав и дальнейшему использованию объектов интеллектуальной собственности.
Принятые постановления и распоряжения противоречили действовавшим на тот период Патентному закону РФ и отраслевому законодательству (в частности, законам "О высшем образовании" и "О высшем и послевузовском образовании"), что вызывало много неясностей при распределении прав. Начиная с 2001 г. права на результаты интеллектуальной деятельности, связанные с обороной и национальной безопасностью, передавались государству в лице финансирующих министерств\8. Однако при этом не было установлено, как правительство будет определять, что относится к обороне, а что - к национальной безопасности. Последнюю категорию можно трактовать довольно широко. Это еще больше затруднило решение вопроса о принадлежности прав на интеллектуальную собственность.
Анализируя результаты нового нормотворчества, эксперты все чаще стали приходить к выводу, что государство намерено де факто вернуться к советской системе "внедрения" результатов исследований и разработок посредством "национализации" интеллектуальной собственности. Принятые нормативно-правовые акты ограничивались только вопросами исключительных прав государства на объекты ИС, их учета и регистрации. Практически не ставились задачи формирования целостного механизма, обеспечивающего проведение в стране единой государственной политики в области защиты прав на ИС и вовлечения ее в хозяйственный оборот. Большинство объектов интеллектуальной собственности по-прежнему создавалось при финансовом участии государства. В итоге подавляющее число организаций оказалось в тупике, поскольку было лишено возможного источника оборотных средств через отчуждение от результатов интеллектуальной деятельности.
7 февраля 2003 г. принят новый Патентный закон РФ, по существу представляющий собой прежний, но дополненный нормами, регулирующими права на объекты промышленной собственности, образованные с использованием государственных средств, в том числе при выполнении работ для федеральных государственных нужд и нужд субъектов Федерации по государственным контрактам, а также при выполнении работ по договорам. В соответствии с этими нормами право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец отныне принадлежит исполнителю (подрядчику), если государственным контрактом не установлено, что это право имеют РФ или ее субъект, от имени которых выступает государственный заказчик. В противном случае государственный заказчик может подать заявку на получение патента в течение шести месяцев с момента, когда исполнитель (подрядчик) уведомляет его в письменной форме о получении результата, включаемого в объект правовой охраны в качестве изобретения, полезной модели или промышленного образца. Если в течение указанного срока государственный заказчик не подаст заявку, право на получение патента остается за исполнителем (подрядчиком).
Однако в новом Патентном законе РФ, прояснившем ситуацию при выполнении работ по государственным контрактам, не урегулированы вопросы финансирования исследований и разработок из средств бюджета на основе других форм - субвенций или субсидий. Согласно ст. 6 Бюджетного кодекса РФ, субвенции предполагают передачу бюджетных средств на безвозмездной и безвозвратной основе на определенные целевые расходы, а субсидии выдаются на условиях долевого финансирования целевых расходов, то есть представляют собой смешанное финансирование. Поскольку субвенции можно рассматривать в качестве аналога грантов, то интеллектуальная собственность, созданная в процессе выполнения работ, должна принадлежать исполнителям, но законодательство в сфере грантовой системы финансирования также не разработано. Кроме того, Патентным законом РФ не предусмотрен специальный порядок передачи интеллектуальной собственности от государства к организациям-исполнителям в случаях, когда такое решение принимается.
Попытка формирования реального механизма передачи ИС от государственного заказчика к исполнителю фактически была впервые предпринята в 2002 г. Российским фондом фундаментальных исследований (РФФИ) и Фондом содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (Фонд содействия). Они совместно провели конкурс на поддержку инновационных проектов. Ряд исследовательских коллективов, работающих совместно с малыми инновационными предприятиями, получили право на коммерциализацию результатов своих работ. Согласно условиям конкурса, заявки на финансирование подаются командами, объединяющими группы исследователей, ранее имевших гранты РФФИ, и малыми фирмами, которые готовы вложить свои средства для доведения готовых продуктов до рынка.
Финансирование проекта осуществляется из трех равных по величине источников средств: РФФИ, Фонда содействия и малых предприятий. Первый финансирует проведение необходимых поисковых исследований, второй - опытно-конструкторские разработки, а третьи -тиражирование и продажи прототипа, созданного в ходе, реализации проекта. Каждый проект в зависимости от масштаба на безвозвратной основе получает средства из фондов от 1, 5 млн. до 3 млн. руб. При этом сначала выделяется аванс на год, затем после предоставления отчета принимается решение о продолжении или прекращении финансирования. В Экспертный совет по отбору заявок вошли как ученые-эксперты, с которыми постоянно работает РФФИ, так и специалисты, имеющие опыт разработки и реализации прикладных работ.
Права на использование интеллектуальной собственности регулируются договором, который подписывают четыре участника: два указанных фонда, разработчики и фирма-производитель. К договору прилагается патент или описание ноу-хау. Право на их владение разработчик должен передать малой фирме - производителю продукции. Образуемая в ходе выполнения проекта интеллектуальная собственность по условиям программы в равной мере будет принадлежать двум фондам и разработчикам, а ее использование регулироваться в соответствии с распоряжением Правительства "Об основных направлениях реализации государственной политики по вовлечению в хозяйственный оборот результатов научно-технической деятельности". При этом фонды, представляя интересы государства по вопросам собственности, созданной за счет бюджетных средств, занимают позицию, согласно которой государство должно быть заинтересовано в превращении результатов исследовательской деятельности в коммерческие продукты. Вот почему они поощряют передачу ИС (вплоть до выкупа государственной части) разработчикам для ее коммерциализации и передают все права организациям-разработчикам при условии, что результаты будут введены в хозяйственный оборот. Это -предмет особого соглашения между разработчиками и фондами.
Несмотря на перспективность выбранного фондами подхода, его реализация может быть связана с трудностями из-за противоречий в статусе РФФИ. С одной стороны, он является распорядителем бюджетных средств и выступает в качестве государственного заказчика, распределяет бюджетные средства в форме субвенций и поэтому может передавать права на созданные объекты ИС разработчикам. С другой стороны, будучи государственным учреждением по своей организационно-правовой форме, РФФИ не всегда может самостоятельно принимать решения о передаче прав на И С организациям-исполнителям проектов. Кроме того, уставная деятельность Фонда заключается в поддержке фундаментальных исследований, поэтому одним из требований к результатам работ является их опубликование в открытой печати, что может исключать возможность правовой охраны.В какой-то степени это противоречит принципам коммерциализации результатов, так как возникает проблема сохранности ноу-хау. Вместе с тем, поскольку в стране еще не сформировался рынок высокотехнологичной продукции, использование такого подхода в качестве переходного варианта вполне приемлемо в порядке апробации механизма вовлечения в оборот результатов научно-технической деятельности, созданных за счет бюджетных средств.
Ситуация в научно-технических организациях и вузах
В 1990-х годах большинство научных организаций ликвидировали или сократили свои патентные отделы, поэтому коммерциализацией результатов НИОКР начали заниматься, как правило, сами ученые. Нередко сотрудники НИИ или вуза присваивали изобретения, созданные в учреждении, подавая заявки на патент от своего имени. Раньше обычной практикой было заключение работниками со сторонними организациями трудовых или гражданско-правовых договоров по тематике НИОКР, проводимых в институте или вузе-работодателе. Обладание конфиденциальной и коммерчески значимой информацией теперь для участников трудовых договоров становилось неправомерным источником финансового дохода.
Такой же незаконной практикой, наносящей имущественный ущерб организации-работодателю, является использование сотрудниками помещений, оборудования, результатов исследований и других ресурсов институтов, в которых они работают, а также несанкционированное создание на их базе частных фирм. При этом руководство НИИ и вузов нередко индифферентно относится к перечисленным нарушениям, оправдывая их низкой оплатой труда ученых. Ученые, в свою очередь, по-прежнему не спешат заявлять о новых изобретениях или ноу-хау, полагая, что низкая зарплата и скромное вознаграждение по государственным контрактам дают им "право" присваивать интеллектуальную собственность работодателя в качестве своеобразной компенсации за их низкооплачиваемый труд.
Наконец, недоверие к качеству законодательного регулирования правоотношений в области интеллектуальной собственности породило довольно распространенное заблуждение, что патентная форма защиты изобретения является ненадежной. Отчасти это идет из советских времен, когда не было механизмов, реально защищавших изобретателя от нарушений его прав и обеспечивавших условия коммерциализации его интеллектуальной собственности.
В ряде институтов, активно занимающихся коммерциализацией ИС, администрация стала заключать договоры с работниками, регламентирующие правоотношения в сфере ИС, в частности, формы и объемы работ по коммерциализации результатов разработки, долю автора в доходах в случае успеха проекта (в разных организациях она может достигать 20-55% прибыли). Кроме того, сотрудники в письменной форме принимают на себя обязательство соблюдать нормы "конфликта интересов", конфиденциальность и коммерческую тайну.
Опыт развитых стран свидетельствует о том, что коммерциализацией НИОКР должны заниматься специалисты в области передачи технологий, работающие в специально образованных для этих целей структурах. В большинстве зарубежных университетов действуют офисы по лицензированию и трансферу технологий - специализированные отделы по передаче технологий: Technology Licensing Offices - TLO, Technology Transfer Offices - (TTO), как их называют в США, или отделы по связи с промышленностью: Industrial Liaison Offices - ILO, как их называют в Великобритании. Они выполняют функции по: предоставлению необходимой информации преподавателям и научным работникам, администрации университета, компаниям и др.; анализу содержания и хода выполнения договоров о проведении научных исследований на предмет коммерческой значимости и охраноспособности полученных результатов; рекламе отдельных разработок университета и его возможностей; проведению переговоров по вопросам стратегии и тактики использования интеллектуальной собственности и коммерческой тайны и др.
Отделы по передаче технологий следует рассматривать как неотъемлемые составляющие национальной инновационной системы, взаимодействующие с другими субъектами инфраструктуры -с фирмами, выполняющими функции технологических брокеров, инкубаторами для "выращивания" и развития перспективных малых и средних предприятий, с инновационными подразделениями промышленных компаний. ТТО создавались не как самоокупаемые центры, приносящие прибыль, но опыт США показывает, что самоокупаемыми они могут стать через восемь-десять лет. Вместе с тем экономическая выгода от деятельности этих отделов заключается не столько в получении больших роялти, сколько в том, что в ходе коммерциализации создаются новые малые и средние предприятия, высокооплачиваемые рабочие места для квалифицированных сотрудников, а также растут налоговые поступления в бюджет.
В России формирование офисов по передаче технологий только начинается. В качестве прообраза в советский и российский периоды можно назвать патентно-лицензионные отделы и другие аналогичные структурные подразделения НИИ и вузов. Однако в условиях административной системы они занимались преимущественно внедрением изобретений в народное хозяйство, в том числе выполняли такие функции, как патентные исследования по темам НИР, выявление и правовая охрана научных открытий, изобретений и товарных знаков внутри страны и в иностранных государствах, прием, рассмотрение и внедрение рационализаторских предложений, выплата вознаграждений и др. Перечень подобных функций сохранился практически и до настоящего времени. Вот почему несмотря на положительную динамику процесса патентования, число продаваемых технологий остается невысоким. Так, в рамках опроса 60 российских организаций, среди источников финансирования которых преобладают федеральные средства, проведенного под эгидой ОЭСР в 2002 г., было выявлено, что на 28 организаций приходилось лишь 8 действующих лицензий\9.
Необходимость создания современных центров передачи технологий была продекларирована в 2002 г. в проекте Концепции развития венчурной индустрии в России. В настоящее время новая инфраструктура стала формироваться в ряде НИИ и вузов. В перспективе центры по трансферу технологий предполагается открыть во всех ведущих государственных научных организациях. В августе 2003 г. Министерство промышленности, науки и технологий РФ подвело итоги конкурса на создание первых шести ТТО, выделив по 3 млн. руб. на каждый центр. Практически одновременно Министерство образования РФ и Американский фонд гражданских исследований и развития для независимых государств бывшего Советского Союза (CRDF) провели конкурс на организацию таких центров. По его итогам отобраны четыре университета-победителя, которые будут финансироваться Министерством образования РФ и CRDF в соотношении 1:2, а на формирование каждого центра выделяется от 75 тыс. до 150 тыс. долл.
Зарубежный опыт правового и экономического регулирования в сфере интеллектуальной собственности и трансфера технологий представляет интерес не только в области создания специализированных отделов по передаче технологий. Принципиально важное значение имеет выработка общего подхода к определению правообладателя, решению проблем закрепления прав на ИС и ее коммерциализации. В последнее десятилетие в большинстве развитых стран наблюдается тенденция закрепления прав интеллектуальной собственности, создаваемой за счет государства, непосредственно за университетами и другими неприбыльными научными организациями.
Наиболее ярким здесь является пример США. До начала 1980-х годов патенты на результаты университетских исследований, финансируемых государством, переуступались правительству, не имевшему специального механизма их коммерциализации. Поэтому не случайно, что к 1978 г. федеральное правительство могло лицензировать только 4% из 28 тыс. патентов, которыми оно владело. После принятия в 1980 г. закона Бэя-Доула, отменившего государственную монополию и стимулировавшего передачу изобретений, большинство университетов, участвовавших в крупных научно-исследовательских программах, приняли положения о патентной политике. Они также организовали новые или значительно расширили имеющиеся специальные отделы в области интеллектуальной собственности. Отказавшись от собственности, государство ввело университеты на рынок реальных собственников научно-технических результатов, стимулировало формирование необходимых инфраструктур по правовой охране, передаче и коммерциализации технологий и тем самым обеспечило базовые условия для взаимодействия всех участников процесса разработки, охраны, передачи и использования технологий в экономике страны. Университетская система США стала одним из основных источников новых технологий и крупным лицензиатом.
Главное направление в рассматриваемой сфере заключается в том, что для ускорения процессов вовлечения интеллектуальной собственности в хозяйственный оборот государство пошло на закрепление прав на результаты финансируемой из госбюджета научно-технической деятельности за исполнителями работ (университетами, государственными научными лабораториями, частными фирмами). Следующее важное направление - распространение государственно-частного партнерства на доконкурентной стадии. Такие партнерства используют права на ИС как механизм, побуждающий фирмы к сотрудничеству с государственными исследовательскими структурами. Характерным примером использования данного механизма также являются США, где с 1986 г. все заинтересованные фирмы имеют доступ к научно-техническим ресурсам федеральных лабораторий в рамках так называемых договоров о совместных научных исследованиях и разработках (Cooperative Research and Development Agreement - CRADA).
Применительно к CRADA речь идет о таких работах, по которым соответствующий федеральный орган исполнительной власти выступает заказчиком, обязательным партнером является промышленная фирма, а в ходе выполнения работ достигаются результаты, имеющие коммерческую ценность. При этом федеральное правительство не может осуществлять какое-либо прямое финансирование частной компании-участника договора. К данной программе могут подключаться и исследовательские университеты и/или власти штатов. Средняя стоимость проекта в рамках CRADA составляет около 800 тыс. долл. Лаборатории, принадлежащие федеральному правительству, могут передавать права собственности на созданную ИС частному предприятию, федеральное же правительство приобретает безотзывную, безвозмездную неисключительную лицензию, чтобы технология могла использоваться в других странах мира. Как правило, частным компаниям предоставляется неисключительная лицензия, однако общая тенденция заключается в расширении прав, предоставляемых частному сектору. Кроме того, в особо приоритетном положении находятся малые фирмы, которым в рамках CRADA могут выдаваться эксклюзивные лицензии.
Интересен также механизм выплаты вознаграждений в рамках CRADA, стимулирующий изобретательскую активность работников. Согласно действующему законодательству, глава агентства или лаборатории, занимающийся лицензированием, должен выплачивать автору каждый год вначале 2 тыс. долл. и не менее 15% от последующих поступлений. Остальные доходы могут использоваться на реинвестирование в исследования и разработки. В случае, когда сумма лицензионных платежей превышает 5% годового бюджета лаборатории, излишки средств поступают в федеральный бюджет. Сумма превышения делится между агентством и казначейством в пропорции 25:75. Таким образом, сначала свою долю получает работник-автор, потом -лаборатория, где он работает, и в последнюю очередь - государство. При получении высоких доходов доля государства оказывается наиболее значительной. Этот механизм снижает вероятность конфликта интересов и стимулирует авторов не скрывать свои изобретения и не искать теневых путей их реализации.
Как показывает зарубежный опыт, в распределении доходов от реализации ИС выделяются два подхода: ведомства, финансирующие науку, устанавливают фиксированные нормы распределения роялти для государственных НИИ и университетов; вышестоящие организации разрабатывают "рамочные" правила, а нижестоящие сами определяют конкретные пропорции и суммы платежей.
Страны, в которых в настоящее время происходит реформирование законодательства в области ИС, больше склоняются ко второму подходу, поскольку организациям требуются определенная автономия и гибкость для того, чтобы наиболее эффективно отвечать на запросы промышленности и собственных исследователей.
Основными принципами стимулирования интереса частного сектора к процессу коммерциализации изобретений являются правовая определенность при установлении прав собственности на объекты интеллектуальной собственности, сформированных за счет федеральных средств, а также передача прав распоряжения объектами интеллектуальной собственности с государственного на локальный (институциональный) уровень управления. И для России главными подходами к разработке механизма введения в хозяйственный оборот результатов научно-технической деятельности и объектов интеллектуальной собственности, созданных за счет средств государственного бюджета, должны стать эти принципы.
Использование отдельных элементов зарубежного опыта в области организации исследовательского процесса, в частности, апробация практики соглашений о проведении совместных исследований между государственными организациями и промышленными фирмами или малым бизнесом, вполне приемлемо для России. При этом необходимо выполнять условие передачи прав на объекты ИС организациям-разработчикам, промышленным фирмам и учреждениям малого бизнеса. Первый опыт такого сотрудничества, поддержанный РФФИ и Фондом содействия, показывает, что коррективы в первую очередь должны быть внесены в действующую нормативно-правовую базу, в закон "О науке и государственной научно-технической политике". Но при этом особенно актуальны разработка и принятие специального законодательства о государственных научных фондах.
***
1. Иванов М., Иванова Р. Становление института интеллектуальной собственности - необходимое условие сохранения научно-технического потенциала России. -Науковедение, 2002, N 2, с. 60.
2. Закон "Об изобретениях в СССР" N2213-1 от 31.05.91. Введен в действие 1 июля 1991 г.
3. П. 3 Постановления Верховного Совета РФ "О введении в действие Патентного закона РФ" N 3518-1 от 23.09.92.
4. П.4 Постановления Верховного Совета РФ "О введении в действие Закона РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров"" N 3521-1 от 23.09.93.
5. П. 7 Постановления Верховного Совета РФ "О введении в действие Патентного закона РФ"; п. 1 "Правила подачи и рассмотрения ходатайств о прекращении действия на территории Российской Федерации авторских свидетельств СССР на изобретения, свидетельств СССР на промышленные образцы, а также патентов СССР, выданных на имя Государственного фонда изобретений СССР, и выдачи патентов Российской Федерации на оставшийся срок", утвержденные приказом Комитета РФ по патентам и товарным знакам N 35 от 25.06.93 с изменениями в соответствии с приказом Роспатента N 125 от 30.10.96.
6. Указ Президента РФ "О правовой защите результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения" N 556 от 14.05.98. В его исполнение было принято постановление Правительства РФ "О первоочередных мерах по правовой защите интересов государства в процессе экономического и гражданско-правового оборота результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения" N 1132 от 29.09.98.
7. Постановление Правительства РФ "Об использовании результатов научно-технической деятельности" N 982 от 2.09.99 г..
8. Распоряжение Правительства РФ "Об основных направлениях реализации государственной политики по вовлечению в хозяйственный оборот результатов научно-технической деятельности" N 1607-р от 30.11.01.
9. OECD Status Report (Russia). Patenting and Licensing Activities of Public Research Organizations. August 30, 2002.


Информация

Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 60 дней со дня публикации.

Популярные новости

Статистика сайта



Rambler's Top100



 
Copyright © НеОфициальный сайт факультета ЭиП